Авторская колонка

Все предсказуемо и знакомо

События в Казахстане еще больше ...

Наталья Гулевская

Постсоветский синдром

Третье десятилетие руководство России и Беларусь ...

Наталья Гулевская

Банальная зависть

Очень познавательная статья на «Эхо Москвы» ...

Наталья Гулевская

Лагерное резюме

Возможно спецслужбы еще пожалеют, что на роль ...

Наталья Гулевская

Статьи

Юрий Каннер: Как Холокост из школы ...

22-23 ноября 2021 года прошла организованная ...

Игорь Эйдман: "После неудачи с ...

У России только два союзника: мультики и комиксы

Кто и как делает из россиян шпионов

Следствие ведут палачи

Те, кто со мной давно знаком и иногда читает мои статьи на досуге в российских СМИ, помнит как в 2015 году Следственный комитет Калуги инициировал проверку местного Онкоцентра, врач которого не только не оказал должной врачебной помощи больному, но и заявил ему: "Все равно умрешь"!

Если бы не блядская (пардон за мой французский) позиция судмедэкспертизы из соседнего региона (принцип: сегодня мы поддержим обвинение, а завтра на нас напишут) мы бы довели эту историю до конца.  Но дело даже не в конкретном больном, а в ужасном состоянии  современной российской медицины, которой недавно прошедшая реформа нанесла контрольный выстрел в голову.

    Та ситуация, в которой я нахожусь сейчас - это смесь сюра и человеческой безграничной подлости.  Напротив меня живет соседка. Мы все, ее соседи,  помним, что еще года три назад это была моложавая, воспитанная дома, лет за 50. Сотрудник банка и довольно грамотный финансист. В одночасье она похоронила тетку (вдову адмирала, которая была ей как мать) и мужа, добродушного, отзывчивого мужика. Из тех, кто всегда готов помочь соседям дверь починить, с сантехникой повозиться и т.п. 

Люди переживают горе по-разному и уровень прочности у всех разный. Надя, так ее зовут, начала прикладываться к водке. А тут еще потащились в друзья "женихи", подонки мужского рода, которым приглянулась трешка в центре. Родственников у Нади нет.  Первый ходил полгода, груженый сумками с дешевой водкой. И поставил вопрос ребром: "Пиши на меня дарственную". Надежда отказалась, тогда процесс продолжили другие.  Соседи, вхожие к ней в дом, пытались вразумить. Но романтик Надя нам (циникам) не верила. И все ждала своей судьбы. 

Три дня назад она перестала отвечать на звонки, на стуки в дверь. Наконец-то мне удалось достучаться и из дальней комнаты я услышала просьбы Нади о помощи.  Мы с соседкой вызвали МЧС, полицию и Скорую. К чести надо сказать. что примчались они в тот раз за 20 минут. Аккуратно вынесли дверь, не повредив замок. Надя лежала на полу - отказали ноги. Полицейский опросил соседей и заключил: "Оно понятно, что в любви все возрасты проворны. Но тут явное спаивание. Надо проверить все ли вещи на месте и т.п." И грозно рявкнул Надежде: "Будете тут пьянки устраивать - оформим как притон". Я с ним согласна. Врач долго возился. И вынес вердикт: "В клинику. Иначе, никаких гарантий". Но вот незадача - в нашей стране даже в случае если человек не может не только встать, но и сесть. чтобы выпить воды, можно вести в клинику только с его согласия. Потому Надежду оставили дома. Одну. Мы с соседкой провели тогда первую бессонную ночь. 

   А утром стало ясно, что Надя уже и голову поднять не может. Я как человек, сохранивший начальственные нотки в голосе. пошла опять звонить в Скорую. 

     Вызов приняли поздним утром. Скорая приехала около 10 вечера.  Приехавшие врач и хамского вида фельдшерица даже не осмотрели больную: "И чего вы хотите? Она пила, а мы ее лечить должны? Пусть утром она сама(!)  идет (!) в наркодиспансер". От стремления удушить эту бригаду меня остановила только мысль о моих родственниках, часть из которых на моем попечении. Но высказала я все. Попросила показать инструкцию, исходя из которой они отказались забирать беспомощного человека. Напомнила о статье в УК и об ответственности за оставление без помощи. Но эта бригада даже давление Наде не померяла. Тогда я перешла на понятный им язык и сказала все что думаю о такого типа медбригадах.

   А Наде через три часа стало еще хуже. Она перестала поднимать голову. И только пить просила. Мы начали снова звонить в Скорую. Вызов приняли на сей раз без хамства. В пять утра приехали милые и вежливые парень с девушкой. Осмотрели. померяли давление, проверили сатурацию и сахар. И сказали: "Да, нужна госпитализация. Но без направления от участкового врача мы не можем ее госпитализировать". Мы начали звонить в платные наркоклиники. Там сразу изъявили готовность прибыть. но когда озвучили ценник. то мы с соседкой Леной поняли, что в пять утра мы эти суммы не найдем.

     И был вечер. И было утро. День третий

Утром Надя почти перестала реагировать на вопросы.Периодически впадала в бред. Дозвониться до поликлиники и вызвать врача было не реально. Моя мама, сама недавно отболевшая сердечно-сосудистыми, пошла в поликлинику, вызвать врача Наде. Благо 10 минут от дома. Участковая приехала в три дня. Очень грамотная и вежливая. Тут же дала направление на госпитализацию в областную клинику. И сказала: "Вызывайте Скорую, они доставят". Сейчас время 22.07. Скорую вызвали в 15.40. До сих пор никого нет. Надя уже периодически не узнает нас. Мы с соседкой поим ее водой и дежурим.

     Независимо от результата. завтра я и моя соседка будем писать заявление в правоохранительные органы. 

И пара слов от себя: 1) алкоголизм - это болезнь. Работая в МИДе, где это профессиональное заболевание, я встречала десятки людей, которые пытались справиться с этой проблемой. И не могли. А становились жертвой шарлатанов и целителей. Уже лет 20 в российском МИДе есть проблема с наркотиками. Она умалчивается. Но она есть. Так что алкоголизм это не только удел маргиналов. И не надо кидать камнями в этих людей. Я всегда шучу, что "пьянство и курение - это слишком мелкие пороки для меня". Но в моей разветвленной дипломатико-чекистской семье с полицейским вкраплением по линии семьи брата были трагедии на почве алкоголизма. А потому, Надя вполне заслужила медпомощи. Хотя бы как человек. честно отработавший всю жизнь в банковской системе на нашу страну. 

2) Медицинская и полицейская реформы убили в России и медицину и полицию. С какой целью их проводили? И что еще придет в сытые мозги нашей власти? Что творится с культурой и образованием мы уже знаем.

3) Те, кто знают меня еще по университету согласятся,  что я всегда пыталась решать проблемы. Но сейчас я не хочу вообще тратить время на борьбу за изменения в России. Я в них не верю. Я просто хочу уехать и пожить остаток дней для себя

И еще. История происходит не на Крайнем Севере. А в областном центре, в 160 км от Москвы, который несколько лет назад был признан самым комфортным местом проживания в России и уже не один десяток лет держит лидерство по иностранным инвестициям.

Я пошла менять соседку на дежурстве в квартире Нади. Время 22.17. Скорой еще нет. На звонки нам отвечают :" Ждите"!

Скорая приехала в час тридцать ночи. На подмогу нам пришедших сосед - полицейский. Втроём преодолели вялое сопротивление медиков. И они забрали Надю в клинику. До машины несли в простыне. И несли Надю в машину на нашей простыне. Ни носилок, ни простыней у бригады Скорой не было.

Две недели назад в Калуге Скорая не приехала к журналисту областной газеты. Инсульт. Умер. В Москве Скорая просто не приезжает. 

 

Татьяна Полоскова 

Доктор политических наук. Кандидат философских наук. Государственный советник РФ Первого класса. Специалист по российской диаспоре за рубежом.

 

Топ видео

Blinibioscoop