Авторская колонка

Постсоветский синдром

Третье десятилетие руководство России и Беларусь ...

Наталья Гулевская

Банальная зависть

Очень познавательная статья на «Эхо Москвы» ...

Наталья Гулевская

Лагерное резюме

Возможно спецслужбы еще пожалеют, что на роль ...

Наталья Гулевская

Роковая ошибка Лукашенко

После проникновения интернета во все социальные ...

Наталья Гулевская

Статьи

Олег Кашин: «В свое время я много ...

«Мы не знаем, какой из группировок во власти ...

Тот, кто работает на ...

Вербовка. Kоординационный совет российских ...

Во главе СССР и России враги и ...

История СССР и России, краткое изложение. Пытки ...

"Не дашь взятки – останешься крепостным": Как в СССР работала (бес)паспортная система

Колхозники в СССР не имели паспортов до 1974 г.

В 1930-х в СССР вернулось крепостничество – был принят закон, лишивший крестьян свободы передвижения. Имеется в виду паспортная система, которая не распространялась на крестьян. Паспорта вводились только для жителей городов, рабочих поселений, новостроек и совхозов

С началом коллективизации мелкие сельскохозяйственные производители были объявлены вне закона. Завещанная Лениным борьба с "мелкобуржуазной стихией" достигла апогея в начале 30-х. Если в 20-е годы еще можно было выехать из страны, то после провозглашения курса СССР на индустриализацию границу закрыли, чтобы не допустить массового бегства из советского "рая".

С 1928 г. начала действовать система трудовых лагерей, где заключенные зарабатывали себе право на жизнь изнурительным безвозмездным трудом. На Север потянулись эшелоны с миллионами заключенных.

Крестьяне начали массово убегать в города или вообще подальше от родных краев. Например, по сравнению с 1926 г. население Донбасса в 1939 г. выросло аж в четыре раза (1926 год – 923 тыс. жителей, 1939 г. – 3 млн. 629 тыс. 673 жителя). И это не столько из-за роста промышленности, сколько из-за массового бегства в город крестьян из Приазовья и других мест Украины и России.

Чтобы проконтролировать миграцию, постановлением Совнаркома СССР были введены трудовые книжки – трудовой паспорт каждого работающего гражданина СССР, в который вносили данные о работнике, его трудовой стаж и предприятия, на которых он работал (1930 г.). Следующий шаг: 27 декабря 1932 г. постановлением Совнаркома СССР "Об установлении единой паспортной системы по СССР и обязательной прописки паспортов" были введены внутренние паспорта. Паспорта выдавали органы НКВД на определенный срок на основании трудовой книжки или метрики (свидетельства о рождении) – и только горожанам, работникам госучреждений и рабочим совхозов в селах.

Единственным удостоверением личности гражданина СССР стал паспорт, другие документы с фото и личными данными (даже членские билеты ВЛКСМ или ВКП(б), военные билеты) в расчет не принимались. Кроме того, была введена прописка, то есть право граждан проживать на конкретной жилой площади. С 1937 г. в паспорта начали вклеивать фотографии.

Вокруг Москвы и Ленинграда установили 50-километровую зону, в пределах которой запрещалось проживать "социально-опасным элементам" – политическим ссыльным, бывшим заключенным. Если человек не мог доказать свою личность милиции (надо было показать паспорт), его задерживали. Если паспорт так и не нашелся, человека высылали за пределы зоны.

Такая же зона (но 30-километровая) была установлена вокруг Харькова – тогдашней столицы УССР. В 1934 г., когда столицу перенесли в Киев, зону тоже перенесли.

17 марта 1937 г. в СССР был принят еще один закон, лишавший крестьян свободы передвижения. В число тех, кто имел право на получение паспорта, начали входить жители городов, рабочих поселений, новостроек и совхозов. Крестьян – "забыли".

В Большой Советской Энциклопедии 1939 г. указано, что паспортная система является "порядком административного учета, контроля и регулирования передвижения населения путем введения для последнего паспортов…".

Закон действовал до середины 70-х годов прошлого века.

До 1953 г. в Советском Союзе режимными было признано 340 городов, местностей и железнодорожных узлов. Кому выдавать паспорта и прописывать в режимных зонах, решали соответствующие органы власти. Также и кого причислять к неблагонадежным категориям, которые после этого становились бесправными. Крестьяне, как и во времена крепостничества, оказались намертво привязанными к родным домам. Они должны были наполнять закрома Родины за трудодни или вовсе бесплатно, поскольку другого выбора им просто не оставили. В колхоз добровольно–принудительно записывали с 16 лет всех, кто жил на его территории.

Начиная с 1940-х и в течение 10 лет советская власть издала множество постановлений и директив, которые развивали и "совершенствовали" институт прописки. Этим самым все больше ограничивая право граждан на свободу передвижения, свободный выбор места работы и места жительства.

"В документах речь не шла о лишении крестьян выдачи паспортов, а просто, что село не подлежит паспортизации. И крестьянин автоматически становился крепостным в полном смысле этого слова, прикрепленный к колхозу. Без паспорта нельзя было уехать из деревни, не то что устроиться на работу. Этим пользовались местные "князьки". Выгоняли колхозников с работы, если кто-то чем-то не угодил. Особенно страдали женщины, которые были объектом домогательства бригадиров или специалистов. Не пошла навстречу в интимном плане – уволили. А если человек был безработным в течение трех месяцев, его называли тунеядцем и наказывали уголовной ответственностью. В нашем селе Макеевка было приговорено к исправительным работам около 150 человек. Когда я уже учительствовал, ко мне многие обращались люди, чтобы помог им получить паспорт. Потому что тогда, чтобы получить паспорт, нужно было два разрешения – от председателя колхоза и сельского совета. Я писал жалобы в "Известия". Оттуда поступал шаблонный ответ: "Ничего мы не можем сделать, потому что села не паспортизированы". Мол, принудить к этому председателя колхоза и сельского совета мы не уполномочены" , – рассказал 67-летний Валентин Хижняк, историк из села Макеевка Смелянского района Черкасской области.

С октября 1952 г. ВКП(Б) стала называться КПСС. Деревенские острословы сразу предложили свой вариант партийного названия – крепостное право Советского Союза. Этим подчеркивалось положение советского народа, ставшего крепостным еще за 20 лет до этого съезда.

Жители сел были крепостными вплоть до I съезда колхозников, состоявшегося летом 1969 г., когда Совет Министров СССР отменил громоздкую бюрократическую процедуру получения паспортов колхозниками. То есть полная паспортизация населения фактически началась аж через 42 года после введения паспортов. Советский паспорт был в "самой демократичной стране мира" привилегией не для всех.

Если крестьянин по каким-то причинам должен был уехать за пределы колхоза, он был обязан иметь справку из сельсовета, удостоверяющую его личность, она действовала не более 30 дней. Выдавали ее исключительно с разрешения председателя колхоза, чтобы пожизненно записанный в его ряды крестьянин не вздумал оставить коллективное хозяйство по собственному желанию.

Из деревни можно было сбежать, лишь поступив на учебу, или уйти в армию. После этого сельские ребята массово шли на заводы, стройки, в милицию, оставались на сверхсрочную службу, только бы не возвращаться в колхоз. Можно было завербоваться на комсомольскую стройку, лесозаготовки, разработку торфа, строительство в отдаленных северных районах. Паспорт завербованному выдавался строго на срок действия договора – максимум на год. После чего бывший колхозник всеми правдами и неправдами пытался продлить договор, чтобы перейти в штат постоянных работников.

За взятку можно было получить от председателя колхоза и председателя сельсовета справку, на основе которой райотдел НКВД выдавал нужную зеленую книжечку (до 1974 г. обложки паспортов были зелеными). Часто паспортные отделы в районах за денежный или продуктовый "подарок" выдавали паспорта без справок. Особенно это было распространено после войны, когда в села вернулись ребята, которые на фронте из темных крестьян стали офицерами и кавалерами боевых наград, а также привезли из Европы трофеи. Именно за трофейные вещи они покупали паспорта и оседали в городах. Факты коррупции в органах НКВД преследовали, но ее масштаб не уменьшался.

Олефир Матрена Даниловна, 1918 г. р., жительница слободы Соловьяновка Зеньковского р-на Полтавской области, вспоминала:

"Говорят, что при Сталине был порядок. Какой там порядок! Вот у нас в деревне жил этакий Гаврила. Во время войны бежал из армии, служил при немцах полицаем, а затем его взяли в НКВД служить. Так он разнюхивал, кто хотел сбежать из деревни, и предлагал им за взятку паспорт. Говорил, что связан с райотделом НКВД. Так оно и было. Кто-то приносил Гавриле деньги, кто-то продукты, кто в Германии побывал, нес какие-то трофеи. Он все сдавал в район и приносил паспорт с Зеньковской пропиской. Потом все раскрылось, многих посадили, в том числе и Гавриилу, но он быстро на волю вышел – вытащило вчерашнее начальство. Было это в 1946 году".

А вот что рассказывала Шашкина Вида Федоровна, 1926 г. р., учительница из Шахтерска Донецкой области:

"После войны я оканчивала десятилетку в селе Мало-Янисоль под Мариуполем. Была переростком, потому что во время войны находилась на принудительной работе в Германии. Когда я училась в десятом классе (1946-1947 у/г.), директор школы отправил меня преподавать в первом классе, потому что учителей не хватало. В селе мне завидовали, потому что получала за работу деньги (а все, в том числе и мои родные, работали за трудодни), имела трудовую книжку и даже паспорт. То есть, живя в деревне, я по всем законам была горожанкой. После получения аттестата зрелости я без каких-либо помех выехала в Мариуполь, где как сельская учительница без экзаменов поступила в педучилище. Но таких "паспортных" в деревне было всего двое – я и моя одноклассница, которая преподавала в параллельном классе".

Ненормальность ситуации с паспортами на селе чувствовала вся верхушка СССР, однако что-то менять не решалась. После смерти Сталина сентябрьский (1953 года) пленум ЦК КПСС уменьшил многочисленные налоги, однако паспортов крестьяне так и не получили. Объяснение простое: Хрущев усматривал в "закрепощении крестьян" залог существования сельского хозяйства СССР. Он опасался, что в случае введения паспортов села опустеют.

Без паспорта свобода передвижения была ограничена. Председатель колхоза в селе имел неограниченную власть над крестьянами, потому что участвовал в распределении материальных ресурсов, мог дать справку для выезда из села на работу в городе. В СССР крестьяне-колхозники начали свободно получать паспорта лишь с 28 августа 1974 года.

"Я помню, когда уже изменилась ситуация с паспортами, был свидетелем одной ситуации. Председатель колхоза за что-то ругал шофера. Угрожал работнику, что отнимет у него машину. А шофер вытащил из кармана ключи и швырнул ему в лицо – если так, то и возьми. А пожилые люди сидят и говорят: "О, в то бы время этот Евдоким Минович так ключи не бросил. Даже если бы председатель сам сказал положить ключи на стол, то Евдоким Минович упал бы перед ним на колени и просил бы прощения", – вспоминал Валентин Хижняк из Черкасской области.

Паспорта сельским жителям СССР решили выдавать только 28 августа 1974 г. Новое Положение о паспортной системе гарантировало получение паспорта всеми гражданами, которые достигли 16-летнего возраста. Правда, крестьян запрещалось брать на работу в городах. Процесс полной паспортизации завершился лишь в 1981-м. За этот период сельскому населению было выдано 50 млн паспортов. Тогда же колхозникам начали выплачивать пенсию.

 

Топ видео

Blinibioscoop