Авторская колонка

Решение ЕСПЧ — это приговор ...

Недавнее решение ЕСПЧ по сей день не отпускает ...

Наталья Гулевская

Решение ЕСПЧ обязательно к ...

Хочу обратить внимание Владимира Путина на ...

Наталья Гулевская

Медведчук объявлен вне закона!

Очень многие СМИ поспешили разнести радостную ...

Наталья Гулевская

Отвод судье и прокурору правомерен ...

После напористого спича неудержимого имперца ...

Наталья Гулевская

Статьи

Рассказ о том, как Аркадий ...

Взяв на себя владение скандальным дворцом под ...

Новая дача Путина в Крыму

Рассказ о том, как окружение Владимира Путина ...

Вячеслав Чернов: "За всем этим ...

"То, что сейчас прозвучит – очень важно и связано ...

Созданная в Швейцарии система противодействия отмыванию коррупционных денег не работает так, как надо: мнение экспертов.

Банковская тайна остается бизнес-моделью для швейцарских банков

Девять миллиардов франков, раскиданные по сотням счетов в Швейцарии: очередной скандал с отмыванием грязных денег, на сей раз из Венесуэлы, снова оказался в заголовках швейцарской пресс. В этом деле фигурирует почти каждый восьмой швейцарский банк. Напомним, что 2017 году Швейцария оказалась в центре грандиозного скандала, названного «Русская стиральная машина». Тогда на счетах в 45 банках оказалось 600 млн франков подозрительного происхождения. 

По мнению экспертов, созданная в Швейцарии система противодействия отмыванию коррупционных денег не работает так, как надо. Венесуэла, которая когда-то была процветающей нефтедобывающей страной, сейчас стала одним из беднейших государств Латинской Америки: согласно Национальному исследованию уровня жизни в 2019-2020 году (Encovi), практически всё население страны (96%) живет в бедности. Но пока простые люди борются за свое выживание, так называемые «боливарианские буржуа», а проще — коррупционеры у власти, продолжают ни в чем себе не отказывать. 

Дворцов на море они пока не строят, но бенефициары режима, созданного бывшим президентом Уго Чавесом, умершим в 2013 году, продолжают несметно обогащаться, перекачивая средства, принадлежащие народу, за рубеж, обеспечивая там себе безбедное существование в роскоши. Может быть, и на золотые ершики хватает, но в любом случае без услуг швейцарского финансового сектора им не обойтись.

В соучастниках — каждый восьмой швейцарский банк

Обнародованные швейцарской франкоязычной газетой Tribune de Genève в середине января 2021 года результаты нескольких начатых правоохранительными и следственными органами кантона Цюрих расследований показывают все масштабы хищений, учиняемых нынешним режимом Венесуэлы. Следователи выявили подозрительные потоки на сумму около девяти миллиардов франков. Согласно данным этого женевского ежедневного издания, деньги были распределены между сотнями счетов, открытых примерно в 30 швейцарских банках. 

То есть в эти махинации был вовлечён каждый восьмой швейцарский банк. Все эти колоссальные суммы пошли на покупку, например, экстравагантной коллекции роскошных часов, вилл, яхт и даже скаковых лошадей. Правовые основания блокировки, однако, имелись в Швейцарии только в отношении нескольких миллионов долларов.  Коррупционные платежи в доход высокопоставленных венесуэльских чиновников порой напрямую осуществлялись со швейцарских счетов.

В числе этих чиновников — бывший министр финансов страны Алехандро Андраде (Alejandro Andrade), приговоренный к десяти годам тюремного заключения в США после признания его виновным в получении взяток на сумму почти в миллиард долларов. Швейцарский специалист по уголовному праву и международный эксперт в области мер противодействия коррупции Марк Пит (Mark Pieth) говорит прямо:

«Некоторые швейцарские банки продолжают делать что хотят. Швейцария остается раем для отмывателей денег. Принимать на свои счета деньги от государств вроде Венесуэлы — профессиональная глупость. Тем самым мы делаем себя сообщниками коррумпированных режимов. Швейцария относится к ведущим мировым финансовым площадкам, но наша система контроля и надзора недостаточна и не соответствует такой роли нашей страны в мире финансов. При всем при этом средства для организации адекватного мониторинга у нас вполне есть», — сожалеет эксперт. 

Взять, например, швейцарского финансового регулятора Finma. Он может предостерегать банки о рисках, с которыми они рискуют столкнуться в том или ином случае. «Но окончательное решение о том, брать ли у клиента деньги или нет, остается за банком. Это все равно как если бы мы просили казино выявлять игроманов. Работа банкиров ведь — зарабатывать деньги».

Стратегия зебры

Швейцарские неправительственные организации (НПО) уже в течение нескольких последних лет громко критикуют так называемую «стратегию зебры», практикуемую швейцарским финансовым сектором. Из богатых промышленно развитых стран банки берут себе в управление только чистые деньги, но при этом они все еще остаются прибежищем для сомнительных средств из развивающихся стран, которые часто либо не имеют возможности, либо просто не хотят собирать и направлять налоговую информацию за рубеж, в частности в рамках системы оказания правовой помощи по уголовным делам в области отмывания и уклонения от налогов.

Швейцарская левая неправительственная организация Public Eye считает, что созданная в стране система противодействия этому злу недостаточно «пугающая» для того, чтобы стать для банков действительно сдерживающим фактором. «Правоохранительным органам по-прежнему сложно разматывать всю цепочку ответственности. Топ-менеджерам банков, заявляющим, мол, а мы ничего не знали, слишком часто уж всё сходит с рук», — подчеркивает Адриа Будри Карбо (Adrià Budry Carbó) из Public Eye.

По ее мнению, Finma должна действовать более жестко и использовать все средства, имеющиеся в её распоряжении, в том числе вводить запреты на профессию для отдельных провинившихся банкиров или даже отзывать банковскую лицензию у целых банков.

«Русская отмывочная»

«В эпицентре скандалов с грязными деньгами швейцарские банки оказываются регулярно», — говорит профессор экономики Университета Фрибура Сержио Росси (Sergio Rossi). Он считает, что введение в 2018 году автоматического обмена банковской и налоговой информацией между Швейцарией и иностранными фискальными органами ничего в этом не изменило. Проблема, по его мнению, не в самом законе, а в его применении. «Банки должны информировать власти о сомнительных проводках, но они часто не делают это из опасения потерять состоятельных клиентов», — поясняет экономист.

Напомним, что в 2017 году Швейцария оказалась в центре грандиозного скандала, названного «Русская стиральная машина». Речь шла о более чем 20 миллиардах долларов российских денег, часть из которых была более чем сомнительного происхождения, возможно, заработанных за счет коррупции, уклонения от уплаты налогов и организованной преступности. Деньги начиная с 2014 года оседали в Молдове и Латвии, потом часть этих активов по «поручению» ныне уже не существующих подставных компаний через молдавский банк Moldindconbank и через латвийский банк Trasta Komercbanka была перекачана в европейскую банковскую систему. 

Информацию об этой схеме анонимный источник слил журналистам международной репортерской сети OCCRP (Organized Crime and Corruption Reporting Project / «Проект по освещению деятельности организованной преступности и случаев проявления коррупции») и российской оппозиционной «Новой газете». Как следовало из этих документов, более 600 миллионов долларов США в результате более чем тысячи проводок поступило в Швейцарию на счета в 45-ти банках.

Как выяснил швейцарский журнал Der Beobachter, который участвовал в этом проекте, проводки были очень умело связаны с частично вымышленными и частично реальными сделками по поставкам товаров в Россию от имени малых и средних швейцарских компаний. Речь шла о поставках наручных часов, промышленного оборудования или комплектующих для автомобильной промышленности. 

По данным экспертов, это была классическая схема отмывания и легализации денег, завязанная (и это было ее решающим преимуществом) не на громких лиц, способных прилечь к себе внимание прессы, как это было, например, в сюжете с бывшим уже федеральным прокурором Швейцарии М. Лаубером, и не на одну большую сумму, которая сразу бы привлекла внимание надзорных органов, а на большое количество реальных и фиктивных сделок, каждая из которых была на относительно скромную сумму. 

По словам швейцарского антикоррупционного эксперта Давида Цоллингера (David Zollinger), сказанным им в 2017 году в интервью швейцарскому телеканалу SRF, как раз так и отмываются обычно деньги, однако без России, которая должна была бы сделать свою часть работы и провести соответствующие следственные действия, никаких окончательных доказательств у нас не будет. 

Что касается Швейцарии, то «любой, кто хорошо знает (ее финансовую) систему, вполне может обмануть ее без особых усилий. Для отслеживания относительно небольших финансовых проводок сомнительного свойства нам пришлось бы создать супернаблюдательную систему, мониторящую всю финансовую индустрию Швейцарии в режиме реального времени. Но это технически очень сложно, кроме того, такая система не получит одобрения политиков. Здесь приходится делать выбор между жесткой борьбой с отмыванием и либеральной финансовой системой».

Начиная с 2016 года банки Швейцарии ежегодно сообщают Швейцарскому управлению по борьбе с отмыванием денег (Schweizer Meldestelle für Geldwäscherei MROS) о примерно 12-17 миллиардах франков подозрительных активов. «Но на фоне в совокупности трёх триллионов франков, размещенных в швейцарских банках, эта сумма выглядит смехотворной. Банковский сектор таким образом демонстрирует, что он готов к сотрудничеству с властями в области отмывания и легализации преступных капиталов, но о случаях, связанных для них с получением наибольшей комиссионной прибыли, часто просто умалчивают», — утверждает Сержио Росси.

Борьба с отмыванием денег — приоритет для банков?

«Правительство и парламент используют тактику „отрубания собаке хвоста по частям“. Они делают лишь минимум, необходимый для того, чтобы избежать международной критики», — резюмирует Мартин Хилти, глава швейцарского отделения Transparency International. По его мнению, «банковская тайна фактически все также остается в основе бизнес-модели швейцарских банков». Он считает, что новое поколение сотрудников банков более «чувствительно» настроено в отношении соблюдения основ финансовой этики, с другой стороны, на них давит страх потерять бонусы по итогам года, а то и саму работу. 

Поэтому Серджио Росси выступает за радикальные изменения. По его мнению, швейцарские банки должны осуществить «зеленый финансовый поворот» и действительно сосредоточиться на переводе финансовой индустрии на рельсы устойчивого развития, не зависящего от денег из стран, где коррупция давно стала не просто болезнью системы, но самой системой. «Краткосрочная рентабельность нашего финансового сектора может снизиться, но в долгосрочной перспективе мы только выиграем», — уверяет он. 

Швейцарская банкирская ассоциация (Schweizerische Bankiervereinigung SBVg) отказалась комментировать «венесуэльский сюжет», еще раз напомнив «о существовании строгих законодательных норм и правил в области противодействия отмыванию денег». «Для нашей страны, являющейся мировым лидером в области бизнесе по доверительному управлению активами, противодействие отмыванию денег является одним из основных приоритетов. Поэтому мы должны продолжать развивать и совершенствовать наши защитные меры», — расплывчато говорится в письменном ответе SBVg на запрос нашего портала. 

Банкирская ассоциация также поддерживают скорейшее внесение зависших сейчас в парламенте поправок в Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов». При этом SBVg стандартно подчеркивает, что «отмывание денег является глобальной проблемой. Действий только одной страны или одного банка тут недостаточно, а решающую роль играет международное сотрудничество».

 

Кари Роми

Русскоязычную версию подготовили Игорь Петров и Евгений Мамонтов.

 

Топ видео

Blinibioscoop