Авторская колонка

Полулиберальная Конституция

Многим непонятно небывалое информационное ...

Наталья Гулевская

Особо тяжкое преступление

Трагедия, произошедшая 8 июня в Москве на ...

Наталья Гулевская

Либеральный сбой

Я уверена, что все правозащитное сообщество с ...

Наталья Гулевская

Конституционность против ...

Накалившаяся политическая ситуация в Украине по ...

Наталья Гулевская

Статьи

В самом МИДе не без сарказма ...

«Петля Примакова 2.0». Внучатый вариант

Семья и Россотрудничество

Забавно было обнаружить, что практически ...

97-летний участник Парада Победы ...

«В Кремле я нужен как оловянный солдатик»

Казус маршала Конева, или Агентство шпионских скандалов

Кому принадлежала идея слить спецслцужбам Чехии информацию о яде в портфеле сотрудника Россотрудничества? 

Основной проводник российской «мягкой силы» за рубежом – Федеральное агентство Россотрудничество - оказалось в центре шпионского скандала.

Как мы выяснили у одного из сотрудников агентства, Россотрудничество шло к этой «заветной цели» семимильными шагами уже много лет.

Несколько месяцев назад чешская контрразведка – Служба безопасности и информации (BIS, Беспека) – заявила, что работник агентства Андрей Кончаков привез в Прагу чемодан с ядом рицином. Этим ядом якобы должны были быть отравлены три муниципальных чиновника Праги – те самые, кто инициировал снос памятника маршалу Коневу.

В контексте дела Скрипаля это обвинение мгновенно стало медиа-резонансным. Кроме того, в «процессе разматывания» выяснилось, что информацию о рицине в портфеле Кончакова «слили» в Беспеку из местного российского посольства.

По итогам события премьер-министр Чехии Андрей Бабиша и министр иностранных дел страны Томаша Петржичек дали пресс-конфернцию.

«Информация и доказательства… ясно показывают, что вся эта история – результат внутренней борьбы в посольстве Российской Федерации в Праге, – заявил Бабиш. – Это вызвало дополнительные сложности в чешско-российских отношениях и нанесло ущерб доброму имени Российской Федерации в Чехии. Действия господина Кончакова и второго российского дипломата (тоже работника Россотрудничества) абсолютно несовместимы с дипломатическим статусом, и Чешская Республика не может позволить такое на своей земле».

Имя второго высланного российского дипломата официально не называлось. Но местная пресса мгновенно выяснила, что речь шла о директоре Российского культурного центра в Праге, заместителе Кончакова. Их обоих выслали из страны пребывания.

Мы попросили прокомментировать ситуацию еще одного бывшего работника Россотрудничества, карьера которого была также разрушена из-за аналогичного скандала за рубежом.

Игорь Моисеев в свое время был заместителем директора Российского центра науки и культуры в Монголии.

– Игорь, вот что пишет по этому поводу автор газеты «Взгляд» Евгений Крутиков: «..по версии чешской стороны, Игорь Рыбаков сразу невзлюбил нового начальника, молодого, образованного и талантливого парня. Он сам претендовал на должность главы представительства Россотрудничества и позицию первого секретаря посольства. А тут какого-то молодого из Москвы прислали. Между Кончаковым и Рыбаковым на этой почве… сложились неприязненные отношения. И потому Рыбаков решил подсидеть Кончакова». Это жизненная ситуация?

– Абсолютно. Я б назвал ее шаблонной. Такие межведомственные конфликты были и остаются проклятием Россотрудничества. И разрешаются порой трагически – ломкой карьер и судеб. А порой вообще заканчиваются трагически – как это произошло с послом России в Турции Карловым.

– В чем причина конфликта ведомств?

– Рыбаков был штатным сотрудником ФСБ, Кончаков – сотрудником МИДа. Каждый продвигал интересы своего ведомства. До приезда Кончакова внедренный в Россотрудничество Рыбаков был полновластным хозяином ситуации. О «мягкой силе» он, как штатный сотрудник спецслужб, имел такое же понятие, как о полетах в космос или хореографии. А тут приезжает молодой амбициозный профессионал. На его фоне Рыбаков провалился с первых же дней. И понял, что рано или поздно встанет вопрос о его профпригодности.

– Вы знали этих людей?

– Кончакова знал лично. По роду своей работы я готовил его к работе с зарубежными СМИ. Очень толковый, пытливый и креативный парень. Знает несколько языков, очень коммуникативен, прекрасно ориентируется в дипломатических хитросплетениях. Я еще тогда пророчил ему большое будущее. А сейчас он наверняка заматерел еще больше. Рыбакова не знал.

«Нахлобучить мидака»

– Идея слить спецслцужбам Чехии информацию о яде в портфеле Кончакова – это была личная инициатива Рыбакова?

– Сомневаюсь. Во всех спецслужбах мира агенты, работающие «на земле», шага не сделают без начальственного «одобрямса». Идея «нахлобучить мидака» (так чекисты называют операцию по сливу неугодного сотрудника МИДа) возникла на более высоком уровне. Рыбаков был лишь исполнителем «на земле».

– И часто чекисты накачивают своими сотрудниками сугубо мидовские структуры – посольства России, культурные центры и т.д.?

– Это общемировая практика. На территории и «под крышей» каждого более-менее серьезного посольства пасутся сразу несколько силовых структур – ФСБ, СВР, ФСО (так называемые «безопасники»), Минобороны и так далее. Так же как и на территории американских посольств работают агенты ЦРУ, ФБР, Минобороны (военные атташе) и многие другие.

Весь вопрос в том, как представители различных контор уживаются друг с другом, и не мешает ли автономная деятельность одних работе других. Как показывает целая череда зарубежных скандалов последних лет, начиная от транзита аргентинского кокаина, убийства российского посла в Турции и неудавшегося чешского разоблачения, мешает, и сильно.

Кстати, эта необъявленная война между МИДом и ФСБ очень хорошо показана в сериале Тодоровского «Оптимисты», вторая часть которого выйдет осенью этого года. Там тоже есть и подставы, и шескпировские страсти, и семейные трагедии, и убийства. Но зарубежная действительность порой оказывается круче любого сериала.

– Евгений Крутиков пишет, что Рыбаков «избрал удивительный способ» борьбы со своим потенциальным конкурентом, сообщив в чешскую контрразведку о перевозимом им яде. И о том, кого этот яд должен был отправить...

– Ничего удивительного здесь нет. Все спецслужбы мира играют друг с другом в сложные игры, периодически сливая своим заклятым друзьям и закадычным врагам дозированную реальную информацию и откровенную дезу. Это делают все оперативники на земле с разрешения начальства. Но в данном случае, возможно, зам Кончакова решил сыграть свою игру – для устранении конкурента и разрешения внутренних корпоративных конфликтов.

Эта ситуация в принципе возможна. Она очень хорошо показана в сериале «Звездочет». Там заместитель начальника внешней разведки использовал немецкую BMD (германский аналог СВР) для того, чтобы завалить свого начанльника. Но это страшный риск.

Здесь Крутиков прав – такого рода личные комбинации квалифицируются как измена Родине. А это – космические сроки. До двадцати лет строгача.

Осталось понять – в случае с Кончаковым это была инициатива с мест или заранее спланированная комбинация. Если первое – Рыбаков лучшие годы жизни проведет в тюрьме. Если второе – пересидит какое-то время на Лубянке, потом под другой фамилией будет отправлен служить на другой конец света. Еще и повышение получит.

– А за что чекисты хотели «нахлобучить» Кончакова?

– Причин может быть миллион. Может, его просто перевербовать не получилось. Может, Кончаков не согласился с присутствием на территории подведомственного ему культурного центра какого-нибудь чешского кокаина – по аналогии с аргентинским. И тем самым поломал разведчикам какую-то оперативную игру или комбинацию.

«Демон мягкой силы»

– А вас тоже в свое время «нахлобучили», как Кончакова?

– У меня было еще круче. И комичней. Мой бывший начальник, тоже чекист, не найдя со мной общего языка, стал строчить на меня докладные по всему периметру – и в МИД, и в Россотрудничество, и на Лубянку, и даже в местное МВД. Оттуда они, естественно, уходили в местные же спецслужбы.

– Он тоже предлагал им найти яд в вашем чемодане? Вы случаем никого не хотели отравить в Монголии?

– Сначала он писал в контору письма о том, что я психопат. Каждое его письмо заканчивалось сакраментальной фразой : «безотлагательно отзовите Моисеева домой».

– А откуда вы это знаете? Он же вам их не показывал, правильно?

– В Россотрудничестве сидел свой человек, который тут же отсылал мне все эти доносы обратно. Имя его я называть не буду – он работает в агентстве до сих пор. Мы читали эти доносы (длиной в несколько страницу), заперевшись в бойлерной, вместе с другими сотрудниками центра. Это было очень увлекательное чтиво. Я узнал о себе массу интересных подробностей. Я и не подозревал, что моя биография так нашпигована криминальными подробностями и всевозможными девиациями.

– Докладные возымели действие?

– Не сразу. Версия о том, что я психопат, не прокатила. Надо было придумывать что-то новое. В ход пошла другая легенда – то, что я – латентный психопат. Мол, в России это было не заметно, но «в суровых условиях Монголии» все мои скрытые психопатические отклонения вылезли наружу. Этот вариант тоже не прошел. Тогда Михайлов (так звали моего шефа) стал строчить докладные о том, что я по ночам танцую над его головой (его квартира находилась под моей).

– Вы действительно танцевали?

– Вы меня, наверное, путаете с другим Игорем Моисеевым – действительно великим танцором. Но он уже умер, а я – не его внебрачный сын. Видя, что эти докладные эффекта не возымели, Михайлов пошел по пути Рыбакова – написал на меня заявление в местную полицию. Они по закону жанра автоматически попали в поле зрения местных же спецслужб. Полицейские были вынуждены реагировать. Они и среагировали. И если чехи постеснялись вскрыть кончаковский «чемодан с ядом», то монголы пошли дальше – провели обыск у меня на квартире. И даже изъяли мой дипломатический паспорт.

– А что они искали? Тоже яд?

– Они искали камни.

– Драгоценные, надеюсь?

– Нет, метательные булыжники.

– ????...

– В своих заявлениях в полицию Михайлов сообщал им, что я по ночам кидаю в окна его квартиры камни – из окон квартиры собственной. Такая вот замысловатая траектория.

– Вы действительно кидали эти камни?

– Я так похож на идиота?...

– Это было плодом его воспаленного воображения?

– … или фантазией начальства – как в Чехии яд рицин.

– И как далеко зашли в своих действиях монгольские силовики? Пресс-конференций, как чехи, не устраивали?

– Они несколько раз вызывали меня на допросы, и хотели посадить меня на нары в местное СИЗО на 15 суток за административное правонарушение. Правда, как и чехи, вещдока в виде готовых камней на моем подоконнике и в кладовке чекисты так и не нашли.

– А как на это реагировали в российском посольстве?

– Сначала наблюдали за всем этим с каким-то травоядным равнодушием. Возможно, им запретили вмешиваться местные силовики. Но когда меня хотели закрыть в СИЗО, они вышли из анабиоза. Это уже било по их репутации. В УВД примчался помощник консула. И на разборе полетов он сообщил начальнику отделения, что тот нарушает Женевские соглашения. Начальник стал упорствовать. Тогда замконсула мягко намекнул, что может задействовать посольских безопасников. Только после этого монгол «включил заднюю».

– А за что Михайлов так вас невзлюбил?

– Похоже, мы с завхозом, будучи «мидаками», заняли те должности, на которые парни с Лубянки планировали поставить своих людей. Так что драма разыгралась с первых же дней нашего пребывания в центре. Завхоза им потом удалось спихнуть до окончания срока контракта. Меня – нет. Хотя они старались. Даже пытались разыграть спектакль с заказным убийством Михайлова. Заказчиком через подставных лиц предложили быть мне. Роль киллера взял на себя легендированный сотрудник разведки, которого ко мне аккуратно подвели под видом одного из соотечественников.

Если бы я согласился, Михайлов на время исчез бы из поля зрения, а меня бы красиво «нахлобучили» в процессе передачи денег за выполненный заказ. И я поехал бы из Монголии не домой, а прямиком на российские нары. И полировал бы их до сих пор. Но я не согласился.

Разведчики, как и опера – люди творческие, креативные. Как говорил незабвенный щипач Кирпич из «Места встречи изменить нельзя»: «Хитры вы, ищейки, со своими прихватами…».

В принципе, чешский Рыбаков, как и монгольский Михайлов, рассчитал все правильно. Единственное, что он не учел – возможной утечки столь секретной информации в местные СМИ. А она произошла. И вспыхнул шпионский скандал.

– А в вашем случае «метания камней» утечка в СМИ произошла?

– Так она регулярно происходит и по сей день. Михайлов же после моего устранения пошел на повышение – был устроен помощником посла России в Монголии. И все шпионские скандалы плавно вслед за ним переместились на территорию посольства. Теперь и сам посол, и сам Михайлов чуть ли не еженедельно становятся героями публикаций в самом популярном среди соотечественников русскоязычном сайте "Монголии сегодня". Зайдите на сайт – убедитесь.

Только Монголия – не Чехия. Здесь очень комплиментарно относятся к русским, и российских дипломатов никто высылать не будет, что бы они не натворили.

– Евгений Крутиков в своей статье пишет: «… в посольских общинах… порой складывается сложная психологическая атмосфера. Еще в советские времена подсиживание и интриги были здесь формой жизни. К сожалению, дипломатическая карьера может привлекать не только людей, желающих служить Родине, но и тех, кто ищет защищенной и гарантированной карьеры. Их немного, но достаточно, чтобы в замкнутой посольской общине сложилась сложная психологическая обстановка. А посол справиться с этим не может, поскольку это естественный ход вещей…».

– Все верно, кроме последней фразы. Со своими сотрудниками посол может разобраться за пять минут. Он имеет право даже в течение двадцати четырех часов выслать нашкодившего работника на Родину. А вот трогать внедренных в его структуру разведчиков не имеет права. Они – неприкасаемые. Поэтому Рыбакова никто и не трогал, пока он сам не спалился.

– Еще Крутиков пишет: «... у чешской контрразведки определенно имелся «крот» в российском посольстве. Именно он и рассказал чеховским спецам о конфликте Рыбакова и Кончакова».

– Я думаю, никакого крота не было. Чехия – не Америка. Там так тонко не работают. В роли «крота» дебютировал сам Рыбаков.

– Анонсированный уход директора Россотрудничества Митрофановой как-то связан с этим шпионским скандалом?

– Вполне возможно. После череды монгольских скандалов Митрофанова попросила Михайлова «покинуть помещение». Она даже летала в Монголию для этой цели. Вспыхнул очередной межведомственный скандал. Михайлова конторе отстоять не удалось, но Митрофанова попала к ним в черный список. И после этого шпионского скандала ей припомнили все, включая родного брата, бывшего депутата Госдумы, который до сих пор скрывается за рубежом от российского правосудия.

– Кто в этой ситуации наиболее пострадавший?

– Митрофанова, Кончаков, само Россотрудничество, которое чешские журналисты уже прозвали «агентством шпионских скандалов», и в целом имидж России за рубежом. И новому начальнику придется очень долго разгребать созданные до него эти авгиевы конюшни, чтобы этот имидж как-то поправить.

Кирилл Дуболев

Топ видео

Blinibioscoop