Авторская колонка

"Посмотрите на нас, все возможно"

https://www.youtube.com/watch?v=Vg1RZGKyKjw

Наталья Гулевская

Торжество пролетариата

https://youtu.be/_DoSQOlcuGs

Наталья Гулевская

Институт национальной политики ...

12.04.2019 на внеочередном отрытом заседании ...

Юрий Шулипа

Постскриптум

Украинцы!

Наталья Гулевская

Статьи

Сезон охоты на мамонтов

Александр Кынев

Бои без правил федерального и ...

Игорь Яковенко

Заслуженный артист РСФСР Георгий ...

Советский актёр Георгий Бурков всю жизнь вёл ...

Интервью брала Елена Матвиенко

Артем Никифоров – журналист, юрист, телеведущий. Учился в Украине и США. 

 - Артем, вы активно наблюдаете за президентской кампанией. Как она вообще вам?

- Полностью вписывается в мое понимание классической предвыборной кампании.

- Классической? С анализами и дебатами на стадионе?

- Вовсе нет. Не с анализами и дебатами, а с вовлеченностью избирателей в предвыборную гонку. Для выборов важно что? Взаимодействие кандидатов и избирателей. А с этим у нас явно никаких проблем. Все эти анализы и дебаты как раз свидетельствуют о том, что кандидаты соревнуются за внимание избирателей и их голоса. Высокая явка – это проявления осознания значимости собственного выбора, а что может быть более показательным? Кто-то пытается нам объяснить, что происходит подмена предвыборной кампании чем-то другим – «технологией». Мол, мы все думаем не о том. А не нужно говорить избирателям, о чем им думать. Нужно или предлагать свои смыслы и тренды, или следовать чужим, потому что основной тренд всегда один. Вы либо вписываетесь в него, либо оказываетесь на обочине. Лучше быть вовлеченными в анализы и дебаты, чем быть простыми зрителями того, как выборы проплывают мимо: путем фальсификаций или путем прямого физического воздействия. Нам говорят: «Нет программ и команд, есть только технологии». А выборы никогда не были соревнованием команд. Выборы  - это всегда соревнование трендов. А тренды, как и вся наша жизнь, меняются. Я не хочу говорить, хорошо это или плохо. Это – факт. Я хочу сказать, что попытка вернуться к разговорам о программах и командах – это желание вернуться к тренду, утратившему свою актуальность в силу объективных причин.

- Секунду. Но разве программы и команды – это не ключевое.

- Да, если кто-то способен представить это как тренд. Команда президента пытается показать своего оппонента как человека без программы и команды. Но здесь сразу же нарывается на мину: а какая программа у Президента? А какая у него команда? Кононенко, Грановский, Березенко, Свинарчук, Гонтарева? Вот если бы у президента в команде были условный Ли Куан Ю, Черчиль и Илон Маск, то тогда президент бы создал тренд «кандидата с командой» и мог бы сказать: «А покажи-ка, дружочек, свою». Но с учетом того, что президента окружают выше перечисленные лица, ему приходится сдавать анализы и рассекать по стадионам. Следовать предложенному Зеленским тренду.

- Вы заговорили о Зеленском. Вот социологи говорят, что за Зеленского голосует протестный электорат.

- Не хочу никоим образом поставить под сомнение выводы профессиональных социологов. Здесь просто выскажу свое мнение. Протестный электорат - это навязанная штабом Петра Порошенко терминология, призванная обесценить избирателей Владимира Зеленского в глазах самих себя. Мол, вы все без роду без племени – случайные прохожие, остановившиеся возле красивой витрины. Но повторюсь. Это – целенаправленная технология. Объясню почему. Если человек приходит на выборы – это уже не протест. Протест – это не прийти на выборы. Или прийти и испортить бюллетень. Или даже и проголосовать, но наугад. Но если вы пришли на выборы и поставили галочку напротив конкретной фамилии, то это уже не протест. Это – ваш выбор. Протест – это отказ делать выбор. Осознанный выбор не может быть протестом.

- А разве Зеленский не несет собой протестную идею?

- Как раз наоборот. Многие говорят, что Зеленский стал символом протеста: протеста против бедности, коррупции. Неким символом протеста против несправедливости. Но это только одна сторона медали. Все перечисленное выше так и есть. Но не как причина, а по факту. На самом деле Зеленский никогда не перелазил через заборы чиновничьих резиденций, не плевал в лица правоохранителям, не кричал с надрывом со сцен митингов и пикетов. Ведь так же? Идея Зеленского – это не протест, а позитив. Мы ведь и сами не заметили, как за последние пять лет погрузились в атмосферу негатива, страха, разочарования, безнадежности и апатии. А Зеленский как раз и воплощает собой идею положительной альтернативы «всему этому». Он улыбается – и люди уже на это реагируют с чувством внутреннего комфорта.

- Как вы считаете, Коломойский финансирует Зеленского?

- У меня нет сомнений, что Коломойский оказывает Зеленскому поддержку. В том числе, возможно, и финансовую. Но чтобы ответить на Ваш вопрос, нужно сначала разобраться, что это такое, когда олигарх кого-то финансирует. Любая избирательная кампании делится на две составляющие – публичную и теневую. Публичная – это реклама на билбордах и ТВ (агитация). А теневая составляющая – это зарплаты «в конвертах» наблюдателям, членам избирательных комиссий, оплата сцены и аппаратуры для митингов, «джинса» в СМИ, покупка позиции лидеров мнений, блогеров, «благодарность» директорам школ, садиков, бюджетных учреждений за возможность приехать и пообщаться с трудовым коллективом. При этом, нужно и что-то привезти как подарок (мебель, оборудование) или «откатить» руководителю. Так вот у Зеленского напрочь отсутствует непубличная составляющая избирательной кампании. Ему не нужно собирать под себя трудовой коллектив «голопупинского» дома культуры, чтобы произнести перед ним пламенную речь. Зеленский не участвует в формировании избирательных комиссий, а наблюдателей набирает из волонтеров. Так вот скажите, при такой ситуации, зачем Зеленскому нужно, чтобы его кто-то финансировал? У него просто нет тех традиционных статей расхода, которые создавали бы необходимость в привлечении средств. Дело не в том, финансирует ли Зеленского Коломойский. Дело в том, что модель избирательной кампании Зеленского опирается на креатив как на главный ресурс. А креатив за деньги купить невозможно. Он или есть в творческих головах, или его нет. Вот посмотрите на штаб Петра Алексеевича. У них деньги есть, а с креативом очень скудно.

- Зеленскому приписывают связь с русскими. Даже называют его «марионеткой Кремля». Насколько это справедливо?

- Вы знаете, чтобы ответить на этот вопрос, я попрошу вас вспомнить недавнее интервью президента Беларуси Александра Лукашенко, в котором он заявил, что выборы в Украине, как он считает, выиграет Порошенко. Дословно Лукашенко сказал: «Я склонен считать, что выборы выиграет Порошенко». Именно «склонен» считать, а не просто «считаю». А знаете почему? Да потому что Зеленский – это угроза не только для власти Порошенко. Зеленский – это угроза для власти «любого такого как Порошенко» - сильной руки, крепкого хозяйственника… ну или просто «бацьки». Лукашенко боится появления такого Зеленского у себя в стране, поэтому «склонен считать», что победит Порошенко. Под этим нужно рассмотреть не «склонен считать», а «хочу, чтобы победил».

Аналогичная ситуация и с Путиным. Для Путина допустить победу Зеленского – очень большой риск. Ведь если Зеленский, условно, смог в Украине, то не сможет ли такой Зеленский и в России? Путин годами выстраивал вертикаль государства из силовых структур, способную с легкостью подавить Болотную, осудить Навального. Но что делать с таким как Зеленский? В системе координат Путина нет (по крайней мере сейчас) эффективного механизма подавления российского аналога фактора Зеленского. Но это мы рассматриваем отношение Кремля к Зеленскому с психологической точки зрения. Но даже если посмотреть и с практической, то теория «русского следа» выглядит еще менее правдоподобной. Эффект Зеленского – это современный тренд мировой политики, который приходит на замену традиционной политики. Это как телефон на кнопочках и последний iphone. Когда кто-то фантазирует, что Зеленского мог придумать Кремль, то им нужно ответить на простой вопрос с простой аналогией: может ли завод электронных приборов в отдаленном райцентре провести спецоперацию по разработке iphone? Кремль – это завод электронных приборов в райцентре, а Зеленский – это iphone. Вот и все.

- В чем феномен Зеленского?

- Никакого феномена нет. Просто мы еще не объяснили самим себе и не осознали до конца «механизм» работы Зеленского и поэтому представляем себе Зеленского как некий феномен. На самом деле все очень просто. Зеленский – это ответ на попытку Петра Порошенко создать в Украине государство страха. Если заглянуть в историю, то можно увидеть, что наша страна на протяжении долгого времени существовала как государство страха. Во времена Российской Империи насаждался страх перед Императором как представителем Господа на земле. В Советском Союзе насаждался страх перед империалистами, изменниками, шпионами, капиталистическим Западом. Петр Порошенко пытается насадить страх перед Путиным. Не лично перед Путиным, а именно перед «путиным» как явлением. Неким оруэлловским Голдстейном. Да, в отличии от героя повести Оруэлла, Путин – реальный персонаж. Но как-то странно получается, что главным страхом внутри государства является человек, с кумом которого у нашего президента общий бизнес. Человек, который «не замечает», как у него под носом барыжат через границу деталями для военной техники. «Здесь что-то не то» - мелькает в наших умах.

Так что Зеленский – это всего лишь ответ избирателей, которые не хотят жить в государстве страха, а хотят жить в свободной стране.

- Как вы считаете, как будет Зеленский решать кадровые вопросы, если станет президентом? И как будет бороться с коррупцией?

- Я считаю, что до момента утверждения в стенах Верховной Рады нового генерального прокурора Зеленскому нужно вызвать к себе Юрия Витальевича Луценко и публично сказать ему: «Юрий Витальевич, вот я слышал, что вы там чем-то занимаетесь. Злые языки даже поговаривают, что у вас там торгуют уголовными делами, «обилечивают» бизнесменов. Так вот. Продолжайте заниматься тем же. Вперед! Единственное, я вас прикрывать не буду и фразу «так сказали на Банковой» вы уже применять не сможете. И если вы нарушаете закон в отношении кого-то, то вы должны понимать, что у этого кого-то возникает встречное право нарушить закон в отношении вас». Вы вообще понимаете, что после того, как генпрокурор Украины (не важно, кто именно) поймет, что за ним не стоит мощная политическая крыша, то он первый побежит все делать  по закону.

- Зеленскому вменяют, что у него недостаточно опыта, что ему не хватает знаний. Как он вообще сможет справляться с экономикой и разрабатывать пути решения экономического кризиса? Согласитесь, это будет одна из ключевых задач.

- Опять же. Мы все время думаем, что Украина настолько уникальна, что для решений наших задач нужно придумать что-то совсем новое, чего еще не видела планета Земля. Но это – огромное заблуждение. Существенным прорывом в борьбе с коррупцией в государственном секторе экономики может стать реальная приватизация государственных предприятий. У нас по состоянию на прошлый год – более 3800 госпредприятий. Большинство из них убыточные. Парадокс, предприятия убыточные, а за должности директоров идет война. Это вообще как? Или нам говорят: «вот на Западе тоже есть госпредприятия». Ребята, есть. Но эти госпредприятий являются равноправными участниками рынка на ряду со всеми другими частными компаниями и вынуждены так же конкурировать. А что, не знали раньше наши власти, что в госпредприятиях? Знали. Но были «дольщиками» и не могли решиться принять волевое решение отказаться от госпредприятий. А если придут те, кто сможет?

Или взять мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Мораторий – это популизм в интересах тех, кто не заинтересован в том, чтобы граждане имели возможность распоряжаться своим имуществом. Вас убеждают в том, что невозможность продать ваше имущество соответствует вашим интересам. Ну как это? Ну это же полный бред. Так что не нужно придумывать велосипед. Нужна просто команда людей, которым хватит духу и смелости пойти на откровенные шаги.

- Мы же понимаем, что президент – это только часть власти. Важно, кто будет премьером. Как вы считаете, кто может им стать?

- На сегодняшний день такие прогнозы – гадание на кофейной гуще. Судьба будущего премьер-министра решится на парламентских выборах осенью. А к тому времени многое может поменяться. Я думаю, что очень хотел бы стать  премьером Арсен Аваков. К такому выводу нас подводит целый ряд факторов. Во-первых, сегодня министр МВД пытается утвердиться в сознании общества как человек, который обеспечил честные выборы путем уничтожения «сетки». Во всяком случае, в первом туре так точно. Это важно в том числе и для избирателей Зеленского. Таким шагом Аваков снимает с себя негатив, который его оппоненты смогли бы направить против него. Да, Аваков – представитель вот той ненавидимой всеми когорты «старых» политиков, но он хочет показать, что готов работать по новым правилам. Во-вторых, Аваков может стать гарантом обеспечения коммуникации элит, у которых могли возникнуть опасения на предмет личности Зеленского. Эдакая связь поколений. Недавнее открытое голосование на Кабмине против предложения Порошенко уволить Степанова (экс-председателя Одесской ОГА – МИР) показало, что Аваков готов к открытой публичной игре против Порошенко. И в этом его отличие от той же Юлии Тимошенко, которая вроде бы и против Порошенко, но устами членов своей команды откровенно работает против Зеленского. Общество воспринимает это как нежелание двигаться вперед, что ассоциируется с Порошенко. У Авакова есть амбиции.

- Если победит Зеленский, какая участь ждет Порошенко?

- Вы знаете, я думаю, что для Порошенко выгодно, чтобы победил Зеленский. Вообще это большая победа для команды действующего президента, что во второй тур попал именно Зеленский, а не Тимошенко. Не потому, что Зеленский удобный оппонент. Как раз как оппонент Зеленский проявил себя более ярко, чем могла бы Юлия Тимошенко. У Зеленского нет мотива мстить Порошенко. При президенте Зеленском у Порошенко куда больше шансов сохранить свои активы, чем было бы при Юлии Тимошенко. Да и вообще Зеленский куда более выгодный президент для элит, чем Порошенко и Тимошенко вместе взятые. В центре предвыборной идеи Зеленского (если хотите – в центре его тренда) нет идеи мести «им». Он сосредоточен на созидании. И общество после его избрания уже не будет таким «голодным» на посадки, месть и расстрелы. Ведь общество вроде бы и требовало этого пять лет, а вместо этого получило контрабандные детали по завышенным ценам. 

 

Топ видео

Blinibioscoop