Авторская колонка

По обе стороны закона

Семидесятилетний юбилей прав и свобод человека в ...

Наталья Гулевская

Анатолий Борисович, мы Вас услышали

После выступления Чубайса на Общероссийском ...

Наталья Гулевская

Трагически и репрессивно

Начиная с 10 декабря 1950 года весь ...

Наталья Гулевская

Ингушский прецедент

Конституционный суд России посчитал, что ...

Наталья Гулевская

Статьи

Коррупцию можно победить

Экономически развитые страны, такие как США, ...

Дружба народов

Автор: Аркадий Гарцман

Вещество для психопрограммирования ...

Ладан – наркотик, применяемый в церковных службах ...

В последние несколько недель было написано много статей об оптимальной стратегии на президентских выборах.

Я сам написал несколько постов по этому поводу (https://mmironov.livejournal.com/33762.html, https://mmironov.livejournal.com/34846.html, https://mmironov.livejournal.com/35317.html, https://mmironov.livejournal.com/35348.html, https://mmironov.livejournal.com/35594.html). Можно, конечно, продолжать дискуссию про количественные показатели: кто сколько наберет процентов, насколько снизится явка и т.д. Но, возможно, пора уже понять, что между различными стратегиями есть не только количественная, но и качественная разница. Выбор из одного из допущенных кандидатов – это, по сути, доказать, что царь – настоящий. Забастовка – это доказать, что царь ненастоящий.

Если вы идете на выборы, значит,признаете их легитимными. Следовательно, легитимен и победитель этих выборов. Мы все уже знаем (даже гугл), кто их выиграет. Многие апологеты этой стратегии говорят, что если в это верить и не бороться, то так и будет. Это так и будет, но не потому, что кто-то не хочет бороться или что-то делать, а потому, что кандидаты отобраны именно таким способом, чтобы никто из них не смог составить серьезную конкуренцию Путину. «Яблоко» Григория Явлинского уже много лет не может набрать на федеральных выборах больше 3%.  Да и сам Явлинский – авторитарный политик, не сильно отличающийся от Путина (https://mmironov.livejournal.com/8131.html). Был бы он демократом и хотел бы, чтобы его партия поборолась за победу, – устроил бы праймериз. Я уверен, что если бы на этих выборах выдвинули, например, Гудкова, то он бы мог претендовать на куда больший процент голосов.  У Ксении Собчак антирейтинг 80%, и у нее табу на критику Путина. К тому же вся ее кампания построена на окучивании небольшой ниши либерально-настроенного электората – Крымненаш, свобода – хорошо, несвобода – плохо и т.д. Это автоматически ограничивает ее результат несколькими процентами. Титов с момента выдвижения поет осанны Путину (Путин – человек скромный, хвастаться не любит, видимо, ему в гонке нужен участник, кто бы его постоянно хвалил). Ниша Жириновского стабильная, но постоянно снижается (2008 г. - 9.35%, 2012 г. – 6.22%). Кто такой Грудинин еще месяц назад не знали 99% населения. Да он и сам, похоже, не знал, что будет кандидатом. Никакой активной кампании, чтобы отобрать голоса у Путина он не ведет.

Как ни крути, в списке кандидатов нет ни одного, кто бы вел хоть какую-то борьбу за второй тур и мог бы набрать хотя бы 10%. Все хитроумные стратегии «давайте придем и испортим бюллетень», «давайте придем и проголосуем за одного из демократов» и другие работают только на 3% процента избирателей, которым не лень читать описание всех этих раскладов и действовать стратегически. Массовому избирателю нужно показать – вот есть такой-то кандидат, он лучше, чем Путин, и нужно прийти за него проголосовать. Проблема в том, что такого кандидата нет (они так были отобраны), поэтому Путин наберет свои 70%, просто потому, что остальные кандидаты еще хуже. Несмотря на то, что хитроумные стратегии сработают всего на 3% избирателей, их обсуждение заполнит 99% информационного пространства, неконтролируемого Кремлем. Ведь именно эти 3% меньшинства являются самыми активными читателями/писателями/вещателями всех независимых СМИ. В результате сложится ощущение, что демократы призывали всех прийти на выборы, проголосовать за их кандидата или уничтожить бюллетень, призывали всех не сидеть на диване, а обязательно прийти на участок, и… Путин набрал 70%. Потом будут оправдания про неравный доступ к агитации, но после драки кулаками не машут. Общество будет видеть простую и понятную картину – демократы из кожи вон лезли, пытались мобилизовать своих сторонников, понаставили наблюдателей, и все равно за них никто не голосует. А за Путина – голосуют, он набрал 70%. Именно так эта история будет подана госпропагандой и умело раскручена по всем федеральным каналам. В списке была куча кандидатов от разных партий, был даже «кандидат против всех», за которого проголосовало всего 2% избирателей. Значит, 98% в целом все в нашей стране устраивает. Значит, царь настоящий. Если вы призывали своих сторонников прийти и проголосовать, вы потом не можете говорить, что выборы изначально были фэйковые. Участвовали? Участвовали. Призывали своих сторонников проголосовать? Призывали. Ваших сторонников оказалось мало? Мало. У Путина сторонников оказалось много? Много. Ну и какие претензии???

«Забастовка избирателей», напротив, направлена на делегитимизацию текущих выборов президента как таковых. Она не признает саму эту процедуру переназначения Путина. Соответственно, победитель этих «выборов» не может быть настоящим царем просто потому, что сами выборы от начала до конца были ненастоящими. Именно поэтому власти так истерично реагируют на «забастовку избирателей». То, что Путин выиграет эти «выборы», сомнений нет ни у кого. Для властей важно, чтобы общество восприняло Путина как легитимного победителя. Первая стратегия направлена именно на это (поэтому всем зарегистрированным кандидатам не чинят особых препятствий в агитации, не создают административных барьеров при прохождении процедур, и т.д.), а вторая стратегия направлена как раз на то, чтобы убедить общество, что царь – ненастоящий (отсюда и погромы штабов «забастовки», и массовые аресты координаторов и волонтеров). Кстати, многие критики забастовки говорят, что эта агитация повлияет всего на несколько процентов либерально-настроенных избирателей и поэтому ни на что серьезно не повлияет. Это не так. Если бы это была настоящая цель – повлиять на 3% демократического электората, то не нужно было строить (а сейчас продолжать финансировать и поддерживать) разветвленную структуру в регионах. На 3% можно повлиять и через интернет. Онлайн ресурсы Навального достаточно популярны, чтобы достичь этой цели. Оффлайн инфраструктура нужна именно для того, чтобы проводить активную агитацию среди сторонников Путина, которые получают информацию не из интернета, а из других источников (газеты, федеральные каналы).  Это инфраструктура нужна как раз, чтобы донести основные идеи «забастовки» до массового избирателя. Именно поэтому власть ее так остервенело громит.

Митинги также являются важной частью стратегии, чтобы показать, что «царь ненастоящий». В авторитарном, запуганном обществе, когда каждый думает, что общество все целиком поддерживает диктатора, а если он думает иначе, то это, скорее, он какой-то не такой, очень важно показывать публичные знаки недовольства. Вспомните сказку «Голый король». Система перешла в качественно иное состояние, когда один мальчик громко крикнул: «А король-то голый!». Было важно, чтобы кто-то громко заявил очевидное, и тогда к этому высказыванию стали присоединяться все больше и больше людей. Митинги – это попытки активной части общества громко крикнуть: «Царь ненастоящий, он боится конкурентных выборов!». Даже если в таких митингах будет участвовать всего полпроцента населения, это достаточно заметно, чтобы еще несколько десятков процентов населения задумались и попытались изучить подробно аргументы тех, кто протестует.

Здесь, конечно, каждый решает за себя.  Правда, нужно понимать, что стратегия «царь – настоящий» - это путь в никуда. Рассчитывать, что милостивый царь, в благодарность за правильное поведение на выборах даст нам какие-то свободы – наивно. Максимум, партии-участники, преодолевшие 3%, получат госфинансирование, или какой-то из них на следующих выборах разрешат пройти в Госдуму. Стратегия «царь – ненастоящий» - рискованная, но и потенциальные  выгоды от нее намного больше. Если Путин будет чувствовать, что значительная часть общества не признает его легитимность, то ему придется идти на какие-то уступки обществу (как было после протестов 2011-2012). Насколько эти уступки будут значительными – зависит от размера проявленного недовольства и его продолжительности. Как это ни пафосно звучит – все зависит от нас.

 Maxim Mironov

Топ видео

Blinibioscoop