Авторская колонка

В преддверии краха

Многие эксперты, политологи и политтехнологи ...

Наталья Гулевская

Отсутствие у вас судимости — это ...

Конституционный суд России не принял к ...

Наталья Гулевская

Посредственность и заурядность

Немногие готовы искать ответ для какой цели ...

Наталья Гулевская

5.11.17

Революция 5.11.17, как и вся деятельность ...

Наталья Гулевская

Статьи

«Нормальный человек Соловьева и ...

У меня есть стойкое убеждение, что если человек ...

Беременные революцией

Обыденным стало твердить о том, что Кремль теряет ...

За то, что писала о чувствах людей ...

Ольга и Александр Белявские 

Министр культуры Владимир Мединский, вероятнее всего, сохранит ученую степень доктора исторических наук, хотя окончательное решение по этому вопросу должно принять Минобрнауки.

Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) признал несостоятельными претензии к его диссертации.

За то, чтобы лишить Владимира Мединского степени доктора исторических наук, проголосовали 6 членов президиума, против – 14 членов. Еще четверо воздержались. Окончательное решение о лишении Мединского докторской степени будет принято Министерством образования и науки, по словам министра Ольги Васильевой, это произойдет в течение двух недель.

Ivan Babitski

Мединский степень сохранил, ВАК репутацию - нет.

Иван Бабицкий, один из трех историков, готовивших заявление с требованием лишить ученой степени Владимира Мединского, присутствовал сегодня в ВАК и рассказал Радио Свобода, что его пригласили на заседание дважды – в первый раз, когда члены президиума задавали министру вопросы, и второй раз, когда оглашалось решение президиума. По словам Бабицкого, некоторые члены президиума – историки и сам заявитель задавали Мединскому вопросы по существу диссертации, но удовлетворительных ответов не получили. В частности, выяснилось, что министр культуры по-прежнему находится в заблуждении, что во времена Ивана Грозного церковные книги были написаны на русском языке. На вопрос, почему в архиве нет записей о том, что Владимир Мединский работал с многочисленными источниками, указанными в его диссертации, министр ответил, что в тот момент являлся депутатом Государственной думы и был очень занят, а с источниками ему помогали многочисленные друзья среди историков. Кроме того, Бабицкий задал Мединскому вопрос о разных вариантах автореферата его диссертации, один из которых, в частности, содержал ссылки на несуществующие монографии самого диссертанта. Председатель президиума Владимир Филиппов тут же заявил, что этот вопрос нужно адресовать не Мединскому, а тем, кто занимался оформлением документов. Вопрос о разных вариантах автореферата с разными списками оппонентов при Бабицком не поднимался. "Те, кто позже проголосовал против лишения Мединского степени, молчали", – рассказал Иван Бабицкий. Министр науки и образования Ольга Васильева позже заявила, что ответы министра культуры были "правильными и четкими" и продемонстрировали "глубокие знания".

Заседание продолжилось пространным выступлением историка, академика Александра Чубарьяна, которого специально пригласил на президиум Владимир Филиппов. Чубарьян, по словам Бабицкого, убеждал собравшихся не вводить "цензуру" и сравнил тех, кто хочет лишить Мединского ученой степени, с теми, кто требует запретить прокат фильма "Матильда" Алексея Учителя. Чубарьян также призвал "не открывать ящик Пандоры" и пояснил, что если всерьез обсуждать научный метод диссертантов, то ревизии придется подвергнуть и многие исторические диссертации, основанные на методах марксизма-ленинизма.

По действующей процедуре в случае несогласия экспертного совета и президиума ВАК должна созываться специальная комиссия, включающая членов обоих органов. "В этот раз такую комиссию, похоже, решили не создавать", – заметил Иван Бабицкий. По его словам, министр в ходе заседания никак не проявлял волнение и вел себя "как обычно".

Напомним, что группа ученых, в которую входили доктор исторических наук, профессор Рязанского госуниверситета Вячеслав Козляков и доктор исторических наук, профессор РГГУ Константин Ерусалимский, а также получивший степень PhD во Флоренции филолог Иван Бабицкий из "Диссернет", официально подали претензии к работе Мединского в Минобрнауки еще весной 2016 года. Исследователи утверждали, что работа Мединского носит ненаучный и абсурдный характер. Мединский защитил диссертацию на тему "Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV–XVII веков" еще в 2011 году. В ней он писал о попытках иностранцев исказить исторические факты. В частности, в тексте утверждается, что взвешивание на весах национальных интересов России создает "абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда". Критика в адрес работы звучала в марте и апреле 2012 года, еще до назначения Мединского министром культуры, однако широкого общественного резонанса не получила.

Претензии к диссертации Мединского высказывались именно по существу ее содержания, обвинения в плагиате никто министру не выдвигал. Иван Бабицкий убежден, что диссертацию Мединский писал сам, потому что по большому счету это просто переделка его же книг из серии "Мифы о России". У Мединского вышло в этой серии несколько книг: "Мифы о России – 2. О русской демократии, грязи и "тюрьме народов", "Мифы о России – 3. О русском воровстве, душе и долготерпении". Мединского-писателя интересовали и "Иван IV Кровавый", и "Война. Мифы СССР 1939–1945". Бабицкий говорит, что "если предположить, что свою диссертацию Мединский все же писал не сам, то тогда и эти книги он тоже писал не сам, что тоже возможно".

На заседание президиума ВАК Мединский приехал лично. В пятницу на нем рассматривают много вопросов, но скандальную историю вокруг научной работы министра культуры рассмотрели одной из первых. Все опрошенные Радио Свобода эксперты утверждают, что президиум ВАК, куда входит всего два историка, а остальные представители других гуманитарных направлений, как правило, поддерживают предложение экспертного совета ВАКа. А экспертный совет в начале октября как раз рекомендовал лишить Мединского ученой степени. Никто из старожилов ВАКа не смог вспомнить, чтобы президиум поступал по-другому. Случай министра культуры оказался исключением.

Кроме того, "Новая газета" выяснила, что Мединский свою диссертацию или вообще не защищал, или защищал с серьезными нарушениями. Представители Мединского в ответ заявили, что журналисты ошибаются.

– С Мединским случилось следующее. В самый последний момент, вопреки процедуре, ему заменили автореферат, и его никуда не успели разослать. Хотя должны были всю процедуру начать сначала. Они не начали, почему-то торопились, – объясняет Андрей Заякин из "Диссернета". – Два дня назад Медведев исключил несколько человек из президиума ВАК, одним из исключенных стал главный ученый секретарь ВАК Николай Аристер. Его выгнали! Я думаю, нужно с Аристером говорить на предмет того, сколько диссертаций было в 2000-е годы, по которым аттестационное дело было оформлено криво, а защита вообще, может быть, не проводилась. В 2000-е годы, до появления "Диссернета", под каждым кустом была лавочка, люди заносили туда деньги и выносили ученые степени, мы это все безобразие закрыли.

– Получается, что, независимо от претензий к качеству самой исторической работы, процедура защиты диссертации Мединского тоже была серьезно нарушена?

– Господин Старостенков из диссертационного совета, где защищался Мединский, сказал четко под запись, что в ВАК и Рособрнадзор был направлен неправильный автореферат, то есть тот, который не соответствовал действительности и в котором были указаны неправильные оппоненты. То есть в ВАК была направлена так называемая версия номер один, а после этого были версии "номер два" и "номер три", и правильные оппоненты только в версии номер три, которую предъявили в ответ на публикацию в "Новой газете". Не забывайте о том, что версий автореферата три. Про две написано в решении о лишении ученой степени, а третья была предъявлена буквально только что. Пункт второй. На мой вопрос о том, в какие организации разослан правильный автореферат, а в какие неправильные, отсылается автореферат в ВАК за три месяца, а рассылается за месяц в библиотеки, он затруднился ответить. То есть это требование – об обязательной рассылке по библиотекам за месяц до защиты – не было выполнено. А вместо автореферата рассылалась развесистая клюква. То есть, если я сказал, что защищаюсь по этому набору тезисов и публикаций, с этим набором оппонентов, а в автореферате указана какая-то петрушка вместо этого, значит, вся защита является петрушкой. Это следует из пункта Положения о диссертационном совете, который предписывает совершенно императивно проводить защиту только после того, как автореферат отослан в ВАК и разослан в библиотеки. В ВАК был направлен неправильный автореферат, в библиотеки был направлен в подавляющем большинстве случаев, по всей видимости, я смотрел библиотеку питерскую, московскую и минскую, тоже неправильный автореферат.

– Одной из претензий, не основной, но существенной, заявления о лишении Мединского звания доктора наук было то, что его оппоненты Лавров, Борисов и Гасанов тематически не подходят к этой диссертации. К тому же Борисов и Лавров не присутствовали на защите данной работы...

– Это обсуждалось в течение двух лет, как минимум, а на самом деле еще раньше. Казалось бы, ничего не стоило совету в Белгороде (где защищался Мединский. – РС) признать эту часть претензий особенно смехотворной, если бы Старостенков тогда показал истинный автореферат, то есть третью версию. Вот их, на самом деле, три, и версия, которую мы сейчас обсуждаем, – это третья. Он не сумел вразумительно ответить, сказал, что невнимательно прочел это место. То есть по остальной части заявления он написал огромные кляузы о том, что русофобы министра хотят умучить, а по этой части документа он ее даже не прочел. Если твоя цель максимально опозорить своих оппонентов, то делай это по полной, вынеси на всеобщее обозрение, в чем они ошиблись, смейся над ними, показывай пальцем. Но нет, почему-то господин Старостенков решил этого не заметить в Белгороде. И только после того, как мы опубликовали историю о том, что оппоненты Борисов и Лавров не были оппонентами, он об этом вспомнил.

Доктор исторических наук Олег Будницкий говорит, что по правилам вообще невозможно, чтобы сначала были объявлены одни оппоненты, а потом вдруг стали другие.

– Вообще, это невозможно, но, как видите, бывает. Это грубейшее нарушение всех процедур, которые существуют. Этого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Что там на самом деле, я просто не знаю, потому что это просто какая-то фантасмагория.

– Может быть, уже были прецеденты с другими диссертациями?

– Нет, такого не может быть! Люди не допускаются к защите в этом случае или они дисквалифицируются экспертным советом ВАК. Нельзя объявить, что у меня одни оппоненты, а потом защищаться с другими оппонентами... – поясняет Будницкий. – Мы, экспертный совет, оценивали содержание диссертации. Даже если другой загадочный автореферат существует, он не имеет никакого значения. Имеют значение только те документы, которые были разосланы, размещены на сайте Совета и на сайте ВАК.

– А раньше было такое, что оппоненты, не присутствуя на защите, каким-то образом вдруг утвердили эту диссертацию?

– По правилам, из трех оппонентов на докторской диссертации один может представить письменный отзыв, двое других обязаны присутствовать. Если двоих оппонентов нет, то защита не может состояться. Автореферат, размещенный на сайте Совета и на сайте ВАК, там оппоненты – покойный Гасанов, Борисов и Лавров. Ничего другого я не видел, но это совершенно не важно, потому что имеет значение только тот автореферат, который был официально разослан, представлен в Совет и Высшую аттестационную комиссию. У нас же экспертный совет, который дает заключение по соблюдению формальностей и по сути работы. По сути работы экспертный совет заключение уже дал.

Елизавета Маетная, Сергей Добрынин

 

Топ видео

Blinibioscoop