Авторская колонка

По обе стороны закона

Семидесятилетний юбилей прав и свобод человека в ...

Наталья Гулевская

Анатолий Борисович, мы Вас услышали

После выступления Чубайса на Общероссийском ...

Наталья Гулевская

Трагически и репрессивно

Начиная с 10 декабря 1950 года весь ...

Наталья Гулевская

Ингушский прецедент

Конституционный суд России посчитал, что ...

Наталья Гулевская

Статьи

Коррупцию можно победить

Экономически развитые страны, такие как США, ...

Дружба народов

Автор: Аркадий Гарцман

Вещество для психопрограммирования ...

Ладан – наркотик, применяемый в церковных службах ...

«Ни одно доброе дело не останется безнаказанным»: Мыкола Вересень обратился к директору НТКУ Зурабу Аласания

Телекритика публикует открытое письмо Мыколы Вересня, адресованное главе НТКУ Зурабу Аласания

Ни одно доброе дело не останется безнаказанным

Дорогой Зураб!

Непреодолимое желание и такое же тяготение к правде и справедливости побудило меня сесть за это письмо. Но для начала краткое содержание предыдущих серий моего многострадального кино.

Помнишь ли ты, мой друг, замечательную весну 2015 года, а именно те дни, когда, услышав и почувствовав необходимость, я обратился к тебе с предложением о сотрудничестве. Я услышал, что в Украине может появиться реальное Общественное телевидение и почувствовал потребность присоединиться к проекту, несмотря на личный обширный скепсис.

Ты был приятно удивлен, а также растроган и употреблял слова «мудрый» и «дальновидный» в мой адрес. Ты расписал мне яркими красками будущее Общественного телевидения в Украине, но выразил сожаление по поводу отсутствия денег для воплощения своих сногсшибательных планов.

Я, как ты помнишь, сказал, что деньги не самое важное. И пока я готов работать за то, что мне могут предложить. Я думаю, ты помнишь свои интервью, где говорил, что тебе стыдно так платить Вересню. Я помню 2015 год, когда ты и твои коллеги были в восторге от нашего сотрудничества.

Теперь я предлагаю перенестись на весну 2017 года. Когда, как я помню, мы подтвердили наши взаимовыгодные планы. А именно: я делаю на канале один или несколько крупных проектов и занимаю какую-то далеко не первую и далеко не последнюю административную должность. И еще, насколько я помню, я спросил тебя, ты не против, если я поработаю на канале NewsOne, чтобы поддержать форму, ну и, конечно, заработать какие-то деньги. На что ты ответил, что не против.

Итак. Весной запестрели бюджетные деньги и мы возобновили наши договоренности о сотрудничестве и взаимовыгодных отношениях, полные доброжелательности и взаимоуважения.

Конец первой серии. Сентиментально-героической.

Теперь серия друга. Драматичная.

Наступило лето 2017 года, и мы побежали. Бежал ты, скрываясь, избегая и не отвечая на телефонные звонки. Позади бежал я, все еще имея надежду, что мы - взрослые люди и держим слово, или, по крайней мере, можем объяснить друг другу изменившиеся обстоятельства.

Вынужден признать, что ты бегаешь быстрее, и я тебя до сих пор не догнал.

Ближе к осени у нашей маленькой группы появились высокопоставленные продюсеры, присутствие которых нельзя объяснить в один рациональный способ.

Я приведу только два изящных в своем красноречии случая.

В августе меня покорнейше попросили заменить в кадре коллегу, который заболел. И я, как ты можешь догадаться, немедленно и положительно отозвался. Но через сутки стало известно, что нежелательно Вересню вести еще одну программу на канале. Затем по неизвестной причине была снята с эфира программа «Вересень», что интересно, именно в сентябре. Ну и наконец, последние лучистые события, на которых я остановлюсь чуть подробнее, если ты позволишь.

Мне было сказано, что канал крайне заинтересован снимать новые программы, которые я могу придумать и воплотить с помощью съемочной группы Общественного телевидения. 

Подчеркиваю, программа, которую я снял и которая готова была к показу, это та программа, на которой настаивал канал, а не я.

В целом в планах было три программы: с художником Ройтбурдом - снята, о Мечеть «Ар-Рахма» из интервью шейха Рустама Гафури и о молодых художниках в Художественном арсенале с госпожой Олесей Островской-феврале. Отсняв программу по Ройтбурду в его мастерской, насколько я мог понять, все были довольны, включая так называемых продюсеров. 

Но во вторник на этой неделе, то есть за день до начала съемки следующей программы, те же продюсеры, которые были в восторге от снятой программы, сообщили, что в эфир она не пойдет.

Я, естественно, извинился и перед художниками, и перед шейхом и отменил съемки.

По моему мнению, любой трезвый человек не будет делать что-либо, что может быть выброшено в мусор без серьезных объяснений. Моя коллега Александра, на мой вопрос, почему, как она думает, программа сначала понравилась, а потом не понравилась, предположила, что это из-за наличия бутылки сухого белого восьмиградусного вина. Мои аплодисменты, дорогой друг, и мой вопрос: должен я тебя теперь называть Егор Кузьмич Лигачев? И будут ли вообще показывать когда-либо на Общественном телевидении какие-либо алкогольные напитки?

Ну а дальше, как говорит Сергей Рахманин: «Классика жанра» - продюсеры сказали, что теперь к съемкам надо утверждать сценарий. То есть писать, что на 3-й минуте, я возвращаюсь слева, а на 18-й произношу фразу «Кушать подано». Вспоминаю, что когда-то давно аналогичные обстоятельства заставили меня покинуть программу «Табу» и «Без Табу» на канале «1 + 1».

А еще продюсеры говорили, что такой сценарий норма для таких каналов, как «Интер» и «Украина». И вот теперь я в раздумьях, неужели именно эти каналы являются примером и образцом для Общественного телевидения?

Пожалуйста, прошу тебя, никому об этом не говори, но утверждение предварительного сценария называется цензура. И вообще, почему на протяжении двух лет существования моей программы на «UA: Первый», никто никогда не говорил мне, что надо согласовать гостя и написать сценарий? То, что касается вина в кадре, тонко намекаю - огромное количество программ на BBC кавалера ордена Британской империи сэра Севы Новгордцева проходила под звуки вина, которое наливалось в бокал.

С другой стороны, оно, безусловно, приятно сидеть в кабинете и наблюдать, как «коленопреклоненный» Вересень, ползая, представляет список желаемых программ и сценарий к каждой из них. А ты «начальственной рукой» интенсивно все зачеркиваешь и говоришь: «Идите, Вересень, и подумайте».

Подытоживая все, что ты прочитал, должен сказать, что, если бы ты был объективным, ты бы признал, что я выполнил все без исключения свои обещания.

Наконец извиняюсь, что забрал у тебя уйму времени. Думаю, что работы у тебя много, если не нашел за три месяца для старого товарища 15 минут. Ну ничего, пережили голод, переживем и изобилие.

P. S.

Передавай всем тем людям, которые все-таки настроили тебя против меня (о чем я тебя множество раз предупреждал), мои пылкие приветствия и заверения, что я догадываюсь, кто эти люди, их фамилии и мое предложение обсудить все эти проблемы не кулуарно, а публично, как и подобает каналу, который содержит в своем названии слово ОБЩЕСТВЕННОЕ. Или я ошибаюсь?

 

Топ видео

Blinibioscoop