Авторская колонка

"Жить по-новому" вторая попытка.

Внимание к Зеленскому переполняет все ...

Наталья Гулевская

Народные депутаты пять лет ...

Президент Украины Владимир Зеленский принял указ ...

Юрий Шулипа

Виртуальный популизм

Второй день президентства Владимира Зеленского ...

Наталья Гулевская

Один народ, одна партия, один ...

Инаугурация Зеленского, выверенная до мелочей, ...

Наталья Гулевская

Статьи

Как вербуют осведомителей ФСБ

Жизнь гражданского активиста Павла Кузнецова ...

Виктор Бахтамаев: Закономерность ...

Последовательность смены общественных формаций, ...

«Атмосфера сибирской глубинки»: от ...

Тимофей Калинин и Алексей Лебедев из Искитима ...

Жизнь гражданского активиста Павла Кузнецова изменилась в 2014 году.

https://www.currenttime.tv/a/29929316.html

Авиаинженер и участник митингов на Болотной попал в разработку из-за своей гражданской активности и связей с оппозицией. Сотрудники Центра "Э" (Управление по борьбе с экстремизмом МВД) и ФСБ пришли поговорить о перспективах сотрудничества прямо на работу, говорит Кузнецов, — в "ОКБ Сухого".

"Рекомендуем вам с нами сотрудничать, — пересказывает беседу с сотрудниками спецслужб Кузнецов. — Никаких претензий по поводу вашего хобби мы вам предъявлять не собираемся. Они говорят: "Нас вы мало интересуете. Мы боремся с врагами России, и нам нужно, чтобы вы помогали нам этих врагов разоблачать".

Среди "врагов", которых Павлу предложили разоблачить, известная активистка и заявительница протестных митингов Надежда Митюшкина. Он отказался. И, как утверждает Кузнецов, поплатился за принципиальность работой: вскоре руководство попросило его уволиться по собственному желанию. С тех пор активист работает курьером: на работу в авиационной отрасли его не берут. Он убежден, что из-за того самого отказа.

"Огромное число людей вовлечено". Как вербует ФСБ

О методах работы сотрудников спецслужб в России Настоящему Времени рассказал бывший сотрудник КГБ и ФСБ, политик Геннадий Гудков.

https://www.currenttime.tv/a/29929493.html

— Что такое вообще вербовка?

— Вербовка — это склонение к сотрудничеству, привлечение к сотрудничеству. Тайному, секретному. Сексот — секретный сотрудник.

— Как происходит вербовка?

— Все зависит от квалификации работника, от его природных качеств, ума, такта. Все может выглядеть абсолютно топорно и дико — и все может выглядеть абсолютно адекватно. Это установление отношений — доверительных и зачастую секретных, конфиденциальных. Если вы обладаете способностью устанавливать с человеком прекрасные отношения в жизни, то можете быть вербовщиком. Если вам не даются контакты с людьми, вы не можете выстроить быстро отношения, в вас нет легкости в общении — вам не стоит идти в спецслужбы на оперативную работу, вы не способны быть вербовщиком.

Я много в своей жизни занимался вербовочной работой, оперативной работой. У меня это получалось, не буду скрывать. У меня до сих пор с некоторыми моими бывшими секретными сотрудниками остались нормальные человеческие, очень хорошие отношения.

— Ведутся ли какие-то картотеки завербованных?

— Не просто ведутся — это основа основ. Всегда эти картотеки существовали, существуют и будут существовать. Знаете, почему нет утечек по агентуре? Сейчас система учета агентуры — та же самая, которая была 200 лет назад: на карточке пишется псевдоним, пишутся реальные данные человека. Эта карточка имеет гриф "совсекретно", эта карточка хранится в особом отделе, в особом хранилище с крайне ограниченным доступом.

— А бывает так, что человек не знает, что он завербован?

— Бывает, что он не понимает, что он завербован. Бывает такое... это называется "на чужой флаг вербовать": когда человек, будучи из Гондураса, вербует от имени американской разведки, российской разведки. Бывает, втемную используют.

90% — классическая вербовка, когда человек знает, [что завербован]. Берет псевдоним, очень часто дает подписку. Его обучают элементарным, а иногда даже не элементарным, а очень серьезным мерам конспирации: связям, паролям, шифрам и так далее. Если мы берем, например, агентуру, которая внедряется в банды, в наркокартели, в террористическое подполье и так далее, — там нужна очень серьезная подготовка агента.

— А когда речь идет о каких-то политических или околополитических делах, что бывает за отказ сотрудничать?

— Все зависит от сотрудников и от руководителей отделов, от руководителей управлений. Сегодня прекрасные вербовочные ситуации, поскольку любой жесткий режим создает условия для того, чтобы человека преследовать. Сегодня любой человек может быть преследуем спецслужбами. Такого не было даже в СССР в брежневские времена, как сейчас. Тем более сейчас люди зависят от рынка, от работы, от трудоустройства, от многих других факторов. Это используют вербовщики, безусловно.

Я просто убежден, что огромное число людей в оппозиции, внутри оппозиции, в партиях, в различных общественных организациях в той или иной степени вовлечены в сотрудничество со спецслужбами. Там две формы. Одна — агентурная, когда человек действительно знает, что он агент, работает, берет псевдоним, может писать сообщения соответствующие. Все это, конечно, засекречено. А может быть на таком дружеском, полудружеском контакте, он назывался в мое время "доверительные отношения". Они отличаются от классических тем, что они менее конспиративны, более открыты.

— Условно это может быть дружба, роман?

— Нет-нет, давайте мы не будем сгущать краски. Никакого романа быть не может. Любой роман пресекается жесточайшим образом, вообще, это считается браком в работе. Если оперработник вступает в какие-то отношения личные со своим агентом, то это уже все — считайте, что сотрудничества нет. Никаких романов быть не может. А вот отношения нормальные, уважительные поддерживают. Очень многие агенты работают со спецслужбами, потому что им помогли: с родственниками, с родными, с близкими, с лекарствами, с болезнями, да с чем угодно, в какой-то критической ситуации.

Ирина Ромалийская, Евгения Котляр, Ольга Абрамчик 

 

 

Топ видео

Blinibioscoop