Авторская колонка

Депутатська недоторканність

Основные требование Майдана были направлены на ...

Наталья Гулевская

Злокачественные последствия ...

Первые шаги нового правительства после проведения ...

Наталья Гулевская

В шаге от точки невозврата

То, что происходит в Украине, к сожалению, не ...

Наталья Гулевская

Демократическая оппозиция

Недавняя инициатива Константина Борового собрать ...

Наталья Гулевская

Статьи

Дэвид Саттер: В России создана ...

Союз бандитов и клептократов. Новая книга о ...

Михаил Жванецкий: «Как бы уже нет ...

Рейтинг на телевидении

Скандал в МИДе: отправит ли Путин ...

Более 30 сотрудников МИДа России сообщили Путину ...

Только с января 2018 г. у штабов «Забастовки избирателей» в 36 городах было изъято более 200,000 листовок.

Хотите знать немного больше о механике процесса, когда совершенно законную продукцию попросту отнимают, без протоколов и объяснений, зачастую ничего не возвращая обратно? На основании личного опыта попытки возврата напечатанной газеты в Екатеринбурге могу сказать, что даже не полиция, а ФСБ и Центр «Э» блокируют распространение любой оффлайн агитации против Путина централизовано по всей России.

Две недели назад я опубликовал пост «Владимир Владимирович, почему вы меня боитесь?»  (https://mmironov.livejournal.com/37848.html). В течение этого времени я продолжал поиски  типографий для печати газеты «Путинская правда», агитирующей против одного из кандидатов в президенты. Мне не удалось найти никого, кто бы согласился. Также ни одна из типографий не откликнулась на мой призыв напечатать эту абсолютно законную газету. Важно отметить, что я был готов платить в 2-3 раза выше рынка. Изначально я получал котировки от 0.75 до 1.5 руб. за экземпляр при тираже 50,000 экземпляров (все эти заказы были отменены после звонков с угрозами из правоохранительных органов). Я был согласен платить до 2.5 руб. Во всей стране не нашлось ни одной типографии, пожелавшей заработать сверхприбыль.

С момента изъятия тиража газеты в Екатеринбурге 2 февраля  (https://mmironov.livejournal.com/37848.html), мы пытались за него бороться, чтобы получить его обратно и все-таки распространить. Как я уже писал, с распространением газеты мне помогают волонтеры штаба Навального. Когда Виктор Бармин и другие волонтеры на пяти машинах забирали тираж из типографии, полицейские устроили за ними погоню. Все машины догнали, 50,000 газет арестовали, всех водителей отпустили, протокол не составили (и не могли составить, так как газета – абсолютно законная). Мы тогда решили не поднимать особого шума – пусть полицейские прочитают, рассмотрят каждую фотографию, посмеются над карикатурами и после того, как не найдут там ничего противозаконного, вернут нам тираж. Виктор периодически позванивал участковому Иванову Сергею Петровичу (+7-999-368-0890), ответственному за наше дело, тот отвечал, что экземпляр газеты отправили в Березовский ТИК, и они сейчас его изучают. Однако время шло, прогресса не было, и 21 февраля я решил позвонить Иванову сам. Он мне повторил ту же информацию про ТИК, у которого срок проверки был до 4 марта. Он меня спросил, кто я  такой, на что я объяснил, что я тот, по чьему поручению печатается газета. Он резко бросил трубку и перестал отвечать на звонки.

Я позвонил в Березовский ТИК и поговорил с ее председателем, Костиной Надеждой Николаевной (+7-34369-48989). Она мне подтвердила, что к ним действительно 2 февраля поступили материалы по «Путинской правде», и они ответ в ОМВД отправили в тот же день  на имя Колегиной Марины Викторовны (+7-34369-48248). Тогда я позвонил Колегиной, она вообще не понимала, о чем речь. Оказывается, она вообще такими делами не занимается, и отправила меня к Тепляшиной Ларисе Ферусовне (+7-34369-46913). Я позвонил Тепляшиной,  та ответила, что моим делом занимается служба участковых, а именно Иванов Сергей Петрович, ему и надо звонить. Круг замкнулся.

Я дозвонился до начальницы Иванова, Цыгановой Ирины Викторовны (+7-34369-46914), и объяснил ей проблему. Она мне сказала, что моим делом занимается Иванов Сергей Петрович и она не в курсе, что там вообще происходит. Я честно признался, что уже 5 дней безуспешно пытаюсь поговорить с Ивановым, но он просто не принимает звонки с моего номера, и попросил, чтобы она помогла мне с ним связаться. Она тут же его набрала и попросила мне ответить. Я позвонил Иванову и рассказал, с кем переговорил в последние дни, а также объяснил, что как ни крути, все ниточки тянулись к нему. Он, похоже, единственный в ОМВД, кто обладает хоть какой-то информацией по моему делу. По голосу Иванова было понятно, что он очень удивился: «Ах, вот они как! На меня хотят все повесить». Потом сказал мне с издевкой: «А вы разве сами-то не в курсе, чья это была операция?» Оказывается, это была операция ФСБ и Центра «Э», а к ним это дело отправили просто потому, что изъятие газет произошло на их участке. Я объяснил Иванову, что все понимаю и даже ему сочувствую. Однако, несмотря на то, что это была операция ФСБ, формально за нее отвечает лично он. И то, что сейчас происходит, – это нарушение закона. Изъята газета, которая полностью соответствует российскому законодательству без каких-либо оснований. Я требую, чтобы либо мне выдали мои газеты, либо выдали протокол, на каком основании газеты были изъяты, чтобы я мог подать иск в суд против ОМВД.

Этот разговор с Ивановым состоялся 27 февраля. Он  не был готов дать ответ сразу, обещал обсудить с начальством. По его словам, он бы рад отдать мне эти газеты, но это не в его власти. Видимо, обсуждение с начальством прошло не очень удачно, потому что на следующий день он опять перестал принимать от меня звонки, так же как и Цыганова. Но мне удалось до нее дозвониться 1 марта, и она опять попросила Иванова, чтобы он ответил на мой звонок. Он нехотя мне признался, что у них ничего против моей газеты нет, и они отправили запрос в областной избирком. Я не понял, при чем тут областной избирком, если уже было заключение городского. Иванов и сам этого не понимал. Я напомнил ему про истечение срока проверки 4 марта. Если за 30 дней полиция не находит никакого криминала, она обязана материалы вернуть. Он попросил, чтобы я сделал доверенность на имя Бармина. Спорный вопрос, насколько правомерно было его требование, но, хорошо, я отправил Бармину доверенность. В день, когда доверенность уже пришла, выяснилось, что срок проверки продлен на месяц замначальника отдела полиции Альковым Александром Викторовичем. Одновременно дело передали другому участковому, Сорокиной Наталье Геннадьевне (+7999-368-0892) (Иванов якобы заболел). Я поговорил с Сорокиной. Она попросила не давить на нее, поскольку дело только что получила, и ей нужно было время, чтобы с ним разобраться. Бросила трубку и перестала ее брать.

Я понял, что по окончании максимально разрешенного срока проверки (4 марта), ОМВД приняло решение играть стратегию «на колу мочало, начинай сначала». До окончания агитации остается всего 10 дней. Газеты изъяты 2 февраля, сегодня 6 марта - на то, чтобы «разобраться» был месяц и 4 дня. Я неоднократно пытался связаться с начальником этого ОМВД полковником Возчиковым Александром Ивановичем (+7-34369-47501). Мне это не удалось. Но я изложил ситуацию подробно его секретарю. Отсутствие какой-либо реакции с его стороны говорит о том, что все эта история с запутыванием следов, когда все перекладывают ответственность друг на друга, дают взаимоисключающие объяснения, а по истечению срока проверки меняют ответственного и запускают процесс с начала, была санкционирована на уровне руководства ОМВД. Начальство не только в курсе, но и дает команды рядовым сотрудникам нарушать закон. Иванов мне лично признался, что была бы его воля, он бы мне эти газеты давно вернул, и именно о таком варианте собирался договариваться с начальством после нашего разговора 27 февраля.

Какие выводы из всей этой истории можно сделать:

Во-первых, газета «Путинская правда» абсолютна законна, и власти это признают. За период со 2 февраля по 4 марта ОМВД по городу Березовскому так и не смогло найти никаких нарушений в моей газете, поэтому они просто продлили срок проверки еще на 30 дней.  В своем посте я попросил Эллу Памфилову дать оценку законности моей газеты (https://mmironov.livejournal.com/37848.html). В день публикации я также отправил официальное обращение в ЦИК. Две недели – вполне достаточный срок, чтобы изучить четыре страницы текста и картинок (где картинок больше, чем текста). Никакого ответа от руководства ЦИК я не получил. Учитывая то, что газету я пытаюсь распространять уже полтора месяца, если бы в моей агитации было хоть какое-то нарушение законодательства, подобное решение уже каким-либо органом было бы вынесено.

Запрет на печать и распространение газеты исходит не от местной полиции, а федеральных органов – ФСБ и Центра «Э». Об этом говорят и полицейские, которые участвовали в операции по изъятию газеты, и волонтеры, которые попросили представиться сотрудников, которые их задерживали, – оперативники предъявили им корочки Центра «Э». Об этом также свидетельствует то, что блокирование печати газеты происходит на всей территории России.

В России на настоящий момент фактически невозможно распространение эффективной оффлайн агитации, которая направлена против Путина и действующей власти, даже если она полностью соответствует закону. Подобные попытки жестко пресекаются. Типографии запугиваются, а если даже что-то удается напечатать, тираж изымается без каких-либо законных оснований.

Update:

Стоило всего лишь в сотый раз пожаловаться на волокиту в ЦИК (https://twitter.com/mironov_fm/status/971310661258051584), и уже через 2.5 часа от них пришел ответ:

В переводе с ЦИКовского на русский: «Мы не нашли никаких нарушений, но написать это прямо не можем, ты ж, Максим Миронов, сам все понимаешь. Поэтому мы пустили твое письмо дальше по инстанциям. Пусть теперь у МВД от тебя голова болит».

В отделении МВД в Березовском мне целый месяц рассказывали, что ждут ответа от избиркома. Теперь избирком ждет ответа от МВД. Рекурсия получается. Хорошо, что выборы через 10 дней, а то бы у них всех могли начаться сбои мыслительных процессов из-за циклических ссылок.

 

 

Топ видео

Blinibioscoop