Авторская колонка

Глобализация

После распада СССР постсоветские республики ...

Наталья Гулевская

Подлая западня

Очень популярна точка зрения, особенно у молодого ...

Наталья Гулевская

Жесты Путина Зеленскому

Интервью Дмитрия Гордона с главным редактором ...

Юрий Шулипа

Выпуск пара и слив протеста

https://youtu.be/vBK-9O5dHQo

Наталья Гулевская

Статьи

Американский журналист рассказал о ...

"Я думал, что в Sputnik News мне позволят быть ...

Ложь становится скрепой ...

Ложь, безусловно, является основой для ...

А вот и признание российского МИДа

Консультации с Нидерландами по авиакатастрофе ...

Украинцы очень любят задавать вопрос, особенно гражданам России — чей Крым?

И от ответа оппонента начинают формулировать к нему свое отношение. Государственные власти пошли еще дальше и приняли уголовное наказание за посещение Крыма без разрешительного уведомления. Эти нормативно-правовые отношения, исходя из текстов конституций России и Украины, обязывают выстраивать на своих территориях демократическое правовое светское законодательство, а с учетом поведения представителей этих государств на внешнеполитическом уровне обязывают их действовать в строгом соответствии с международным правом.

Везде, начиная от ООН и заканчивая недавно прошедшей Мюнхенской конференцией по безопасности, аккредитация России и Украины протокольно регистрируется как равных полноценных членов, с признанием их заявленных юрисдикций. Это значит, что конституционно закрепленная территория Крыма в российской и украинской конституциях не является предметом обсуждения на международном уровне и допускает легитимное проведение запланированных мероприятий в этих международных организациях.

Сразу возникают вопросы в правомерности принятых и готовящихся очередных санкций в отношении аннексии Крыма. Как они соотносятся с международным правом и почему применяются параллельно участию Украины и России во внешнеполитической совместной деятельности?

Для любого квалифицированного юриста-международника все предельно понятно. Украина, как субъект международного права, ни разу в соответствии с законно установленной процедурой не оформила и не подала в международные инстанции ни одного частно-публичного или частного обвинения, а довольствовалась лишь публичными обвинениями, которые по факту возбудили все правовые демократические государства, исходя из ряда международных резолюций и меморандумов, осуждающих любую аннексию и агрессию в отношении независимых суверенных государств. В этой процедуре согласие потерпевшего не требуется, и все принятые санкции, параллельно и независимо от позиции украинской власти, находят свое воплощение. Украинские политические элиты осознанно выбрали пассивную позицию в этом противостоянии и сопровождают давление на Россию только в виде дублирования или присоединения к принятым санкциям, и то, даже не ко всем запретам и ограничениям, которые ввели страны Запада.

Поэтому ответ на вопрос «чей Крым?» приобретает двойную подоплеку: в России — российский, в Украине — украинский, а в соответствии с нормами международного права при совместном участии в мероприятиях международных форматов Крым не является препятствием одномоментного нахождения в двух разных юрисдикциях и регулируется на межгосударственном уровне. Сегодня основной документ, регулирующий правовое нахождение Крыма — это договор о дружбе, но после его денонсации напрямую вступают нормы международного права, так как за пять лет правления Порошенко не соизволил начать процедуру возврата Крыма. Нужно отдавать себе отчет, что принятие Россией в свою юрисдикцию Крыма в период действия Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной сыграет решающую роль и  далеко не в сторону Украины.

Наталья Гулевская - Председатель Ставропольского регионального отделения Политической партии «Западный Выбор»

Топ видео

Blinibioscoop